Portas Inferi

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Portas Inferi » Все о Нас » Thierry Arnaud Daeé 25 y.o.


Thierry Arnaud Daeé 25 y.o.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Код:
 
<!--HTML--><center><div class='recv'>
<div class="recn">Thierry Arnaud Daeé</div>
<div class='rechead'><div class='recface' style='background-image:url(http://i53.tinypic.com/1z1s4nb.jpg);'></div>

<div class="rec0"><table cellpadding="0" cellspacing="1"><tr><td> 
<div class="rec1">СОКРАЩЕНИЯ</div>
<div class="rec2">Да вроде и так все коротко. ТиАр?</div>

<br><div class="rec1">МЕСТО РАБОТЫ</div>
<div class="rec2">Сборная США по фигурному катанию. Фигурист. Трижды чемпион Мира. </div>

<br><div class="rec1">СВЯЗЬ</div>
<div class="rec2">3 5 1 1 2 7 5 3 2</div>

<br><div class="rec1">СПОСОБНЫ ЛИ...</div>
<div class="rec2">на безумный поступок? В пределах допустимого.</div>

</td><td><div class="rec1">ВОЗРАСТ</div>
<div class="rec2">25 Y.O | 06.06.91</div>

<br><div class="rec1">ОРИЕНТАЦИЯ</div>
<div class="rec2">Коньки и любимый парень.</div>

<br><div class="rec1">ВНЕШНОСТЬ</div>
<div class="rec2">François Arnaud</div>

<br><div class="rec1">РАЗМЕР ПОСТОВ</div>
<div class="rec2">от трех касарей. +-</div>
</td></tr></table></div></div>


<div class='lavi'><div class="fiel"><input type="radio" id="fiel-1" name="fiel-group-1"  checked><label for="fiel-1">ОБЩЕЕ</label>
<div class="used"><div class='lavi1'>
<br><br>02/02/92<br><br>


Биография


</div></div> </div>
<div class="fiel"><input type="radio" id="fiel-2" name="fiel-group-1"><label for="fiel-2">ЛИЧНОЕ</label>
<div class="used"><div class='lavi1'><table cellpadding="0" cellspacing="1"><tr><td>
<div class='us2'><img src="http://i.imgur.com/e0ARdjD.png"></div><div class='us3'>

- Любит Раммштайн. Обычно слушает в наушниках на всю громкость, и не замечает происходящего вокруг.<br>
- Любит фильмы ужасов, куда затаскивает всех подряд, обязательно на ночные сеансы.<br>
- Любит пугать людей. Это и стало фактором, который решил, где будет работать.<br>
- Обожает острую еду. Такую, чтобы прям огонь изо рта.<br>
- Любит спонтанность.<br>
-Любит путешествовать автостопом.

</div></td><td><div class='us2'><img src="http://i.imgur.com/JxDrF5r.png"></div><div class='us3'>

- Терпеть не может стоматологов. Лучше умрет, чем придет ко врачу в назначенную дату.<br>
- Терпеть не может беспорядок в том плане, что кто-то что-то за собой не убрал, что-либо не выкинул.<br>
- Терпеть не может кофе.<br>
- Терпеть не может пьянчуг и людей, которые просят на улице подаяния.<br>
- Терпеть не может церковь и все с нею связанное.<br>
- Ненавидит летать<br>

</div></td></tr></table>

</div></div> </div></div></div></center>

0

2

I.

ME.

MINE.

--

--

--

François Arnaud

Thierry Arnaud Daeé
Тьери Арно Дайэ
Sometimes it just takes a moment to forget a life, but sometimes life is not enough to forget for a moment.

DON'T FORGET WHO YOU ARE

Возраст и дата рождения:
ваш ответ

Место рождения:
ваш ответ

Ориентация:
ваш ответ


Профессия, образование: ваш ответ
Родственники, близкие люди: ваш ответ


Биографию и характер вашего персонажа. Пункты или общее описание - по желанию. Характер и биографию так же можно разделить.

KEEP RUNNING! KEEP SHINING!

Связь: ваш ответ
Пробный пост:

ваш пробный пост

ВАШ ПРОБНЫЙ ПОСТ

0

3

GAEL ARNAUD | ГАЭЛЬ АРНО
François Arnaud

https://i.imgur.com/RHJMDEg.png


• Дата рождения, возраст: 4.4.94, 23.
• Ориентация: би.
• Имущество: Honda Civic Type R 2008 года. Комната в квартире в Гринхэвен. Паспорт, ключи, кожанка.

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ
Внешность, характер и биография:

• Место рождения: Монреаль, Канада.
• Образование: Университет штата Калифорния, Сакраменто.
• Профессия, род деятельности: студент факультета искусств, стритрейсер.
***
Ботинки на толстой подошве шаркали по бетонным плитам лестницы, такие присутствовали в любом жилом здании, если конечно, то был не особняк, построенный не совсем на законно добытые деньги. Там, скорее всего, лестница была бы из крепкого ореха или дуба, а может и материала такой породы, виды которой находились уже на грани исчезновения. Все, так или иначе, в этой жизни любят роскошь. Просто одни могут себе ее позволить, а другие - нет. Он принадлежал ко второй категории граждан, поэтому и шаркал по серому полу, в поисках нужной двери. Видавший лучшее время рюкзак, висел на одном плече и не соскальзывал потому, что в лямку крепко вцепились пальцы обеих рук. Пальцы эти были достаточно тонкими, чтобы принадлежать пианисту, но по большей части внимания привлекали не они, а ободки колец по несколько на каждой из рук. Парнишка был той степени худобы, какая бывает у активного подростка, который жил на границе между нормальным достатком и ниже среднего. От этого рубашка, казалось бы, нужного размера сидела свободно, так же как и толстовка, что была надета поверх.
Остановившись у нужной двери, парень сначала постучал, а потом, чертыхнувшись, позвонил, ожидая, когда ему откроют. Он переминался с ноги на ногу, нервными жестами перебирая кожаные лямки рюкзака. А когда дверь открылась, едва не подскочил, сделав шаг назад.
- Я... я по поводу аренды, - запинаясь, пробормотал он, глядя в глаза предполагаемого соседа.
О нет, стоп. ПФ. Сейчас вы спросите, что это за соплежуйская фигня? Я бы тоже спросил, не будь этим самым заморышем с рюкзаком, который ищет квартиру. Вам, конечно, может показаться, что это начало очередной розово-голубой истории для девочек школьного возраста, но, поверьте, нет. На самом деле, чтобы вы не думали, но быть, - ну или изображать из себя, - тихоней не так уж и плохо. Никто к тебе не лезет, никто тебя не замечает. Это мне и нравится. А так как этого парня, который открыл мне дверь тогда, я еще не знал, то и вести предпочитал себя соответственно. Это защитный механизм или что-то вроде того, - спросите у новоявленных психологов. Они вам точно скажут. Почему я стал таким и зачем? Ну... давайте, я начну с самого начала...
На окраине самой окраины Монреаля стоял дом. И любому прохожему могло показаться, что все в нем прекрасно. Работающие родители, сын, который подрабатывал репетитором с младшими после учебы. Любовь, идиллия и красота одним словом. Но так было только на первый взгляд. Но и со второго все было достаточно типично. Проблема с алкоголем у главы семьи сводили все попытки жены устроить нормальную жизнь на нет. Тогда младший брал свои немногочисленные пожитки и сваливал из дома. И если большую часть жизни ребенком, он прятался под кроватью, то позже каждый новый побег приносил все больше нового. Получив права в старшей школе, он приобщился к быстрой езде. И это было логичным шагом. У каждого своя зависимость - его была скорость, но по скромному мнению мальчишки это было лучше, чем спиваться и бить жену. В 18 он выиграл свою первую машину, и теперь мог не бояться, что пьяный отец застанет его за "одалживанием" семейной машины. К тому времени, он понимал одну простую вещь - главное не как тачка выглядит, а что у нее под капотом.
Как-то так можно описать мою никудышную жизнь в Канаде. Не думаю, что вам интересно в какой день я родился, какие оценки у меня были или тому подобное. Они были достаточно хорошими, чтобы поступить в колледж. Все остальное можно оставить за бортом. Почему же я уехал из родного дома? Пф, еще одна тривиальная история.
Просто одним прекрасным днем не вернулся в отчий дом, а так как нас чуть не отловили в очередной гонке. Тут уж и выбора не было. Могу лишь сказать, что прежде, чем оказаться в Сакраменто, я проездил очень много, повидал очень многих и даже познакомился с теми, с кем лучше было не знакомиться.

- Эй, Арно, слышал ты, наконец, нашел себе квартирку! Когда проставляться будешь?
- Катись к черту, - еще пару дней назад заикающийся и шаркающий парень, теперь одетый в кожанку и в потертые джинсы показал говорившему средний палец, а потом махнул рукой. Он знал, что проще не обращать внимания, но в мыслях своих уже почти расчленил того всеми возможными способами. Иногда ему казалось, что учится он не на той специальности, но как говорил один персонаж, одного знаменитого сериала. Одни люди убивают людей в реальности, а другие делают это на бумаге. Он был вторым, правда, в отличие от писателя, предпочитал рисовать. И конечно, его могли смело записать в психушку, рисуй он трупы, но ведь всегда существует две плоскости творчества: для себя и для тех, кто вокруг. Сосед по квартире, был из второй категории.
Под добродушные крики из-за спины, он сел в машину. Ночь заканчивалась, а на пороге маячили будни, которые следовало пережить, изображая из себя тихого и местами милого студента, который не пинает полутрупы в подворотне и не ругается нецензурными словами. И это было легко делать, находясь в университете или где-то рядом с ним, но от дома. С каждой новой ночью, желание повесить замок на дверь становилось все сильнее, потому что полуночные визиты соседа в его комнату начинали выводить из равновесия. И хорошо, что пока его умение контролировать себя не подводили своего обладателя.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

http://s7.uploads.ru/JldGk.png - лс с оповещением на почту.

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Пробыл на войне год, пока не списали по профнепригодности. Делали это люди, которые ни черта не смыслили в медицине, накупив себе дипломов. А сердце вопреки выданным справкам тащило назад. Не знал другой жизни, кроме как резать тех, кто почти лишился, и зашивать тех, кто ещё мог послужить. Не замечал, что с каждым новым днём, проведенным на фронте становится без эмоциональной машиной, которая видит перед собой только цель. Действительно был проф. непригоден, только не для службы, а для нормальной жизни в обществе. Война дала цель, которой следовал беспрекословно и даже в какой-то момент, когда притащили пленных, штопал и их, потому что неважно кто, важно чтобы выжил, пускай даже через неделю получит пулю в лоб. Тогда уже это не его будут заботы, потому что и так сделал все, что мог.
Война отнимала краски жизни, выворачивая наружу внутренностями, играя в русскую рулетку и всегда выигрывая. Все же у неё всегда было больше опыта, чем у всех тех, кто осмеливался согласиться на ее условия. И только редких смельчаков, безрассудных в своих действиях и тем примечательных, она оставляла в живых. Ей не нужны были ни героизм, ни самопожертвования. Их она ломала в первую очередь, перемалывая и выплевывая нелицеприятным комом мяса и крови. А если выживали, оставались немощными до самого конца своей неполноценной жизни.
Война была не чудовищем, но чудовищной машиной, которая всегда была рада тому, что ее по неосторожности своей завели. Она высилась над миром тенью не чёрной, но вполне себе осязаемой густой и вязкой массой, в которую всех кому не посчастливилось, затягивало огромными клешнями. Мужчины, женщины, мужья, жены, дочери и сыновья. Ей было все равно на равенство и не равенство полов и то, что дети - непорочные и невинные существа.
Люди винили друг друга, но нужно было винить самих себя в том, что не могут остановиться. Он винил себя за то, что был, слаб, что когда нужно было спасать лазареты, спасал себя, оправдываясь тем, что с раной в боку, через которую высыпались внутренние органы, не смог бы помочь никому. Потом стало поздно. А затем все равно. И он не мог сломать Машину, хотя и не прочь был попробовать. Но кто станет слушать голос одного, когда вокруг кричат другие?
Причины были, и у всех разные: корысть, желание защитить близких, Родину. Но этим умело пользовались, потому что человеческий страх лучшее оружие массового поражения. И теперь не осталось никого, кто хотел бы "Победить не побеждая", делали потому что "Убивай или будешь убит", причём мог бы быть убит своими же за дезертирство. Мудрость, написанная тысячелетия назад сейчас применялась только для словесных баталий ради достижения бизнес-целей.
Война была чудовищной машиной, которая рыла землю, вгрызаясь так глубоко и часто, что нельзя было пройти, не упав в яму. То, что там видели, зависело от самого человека, но в общем целом обнаруживались внутренности планеты, щедро сдобренные приправами из перемолотых костей и залитые соусом из крови. Главное блюдо - мясо по-человечески в собственном соку.
В какой-то момент он просто нажрался столько, что не лезло в глотку, а выблевывалось обратно. С легкими и желудком. Кишками, что лезли из той самой раны, и сердцем, большим похожим на кусок угля. А рядом были такие же, кто уже просто не мог принять больше и им тогда, как уткам для Фуа-гра, насильно впихивали, чтобы потом так же проглотить и выплюнуть. Жри, молчи и сражайся. Его же хоть и оставили в покое, но послевкусие осталось. Медно-соленое и приторно-сладкое. До судорог в отрезанной наполовину руке. До скрежета зубов, когда видел жалость в чужих глазах. Хотелось убивать людей просто потому, что он не заслуживал такого обращения. А в оправдание то, что "Война меняет людей" и вообще "Посттравматический синдром". На самом деле нет. Им просто показывали, как одни ненавидят других. Причины при этом не важны. Важно только то, что здесь и сейчас каждый получит то, что заслужил. При этом судить "Без вины виноватых" берутся те, кто "Бог весть".
Война она как Смерть, приходит тогда, когда не звали. Тихо так, внезапно и не предупреждая, потому что ей так хочется. Как любовница, которая, вроде как, и хотела заскочить, но выбрала для этого не самый лучший момент, встретившись у порога с женой, что звали Смерть. И вот они стоят перед тобой, и ты понимаешь, что сейчас у тебя будет самый лучший секс в жизни, но последний. Ты думаешь, что он того стоит, но на самом деле ничего нового не получаешь. Смерть уходит к следующему, потому что у неё гарем из таких, как ты, а Война - шлюха и она идёт к любому, кто готов заплатить. И, в конце концов, перед самым уходом, до тебя доходит одна простая истина, что эти двое - любовницы, которым ты нафиг не сдался, поэтому они и избавляются от тех, кто в этом мире лишний, таких, как ты.
После марафона этих двоих не остаётся толком ничего. Люди учатся жить заново, потеряв все, что имели. Он тоже учился, хоть и был на самом деле теперь никому и не для чего ненужный. Но ведь служил, а значит, как вечное напоминание, теперь будут отчисления, которые не вернут ему, ни потерянной руки, ни глаза. Ему посчастливилось переспать только с одной, но взамен она взяла его руку, сказав, что он больше не сможет спасать людей, так как они этого не стоят. И взяла глаз, потому что он с ним был слеп наполовину, а так хоть стал зрячим полностью. Она ушла, напоследок сказав, что если он захочет, то придёт к нему снова, но тогда придёт не одна, потому что в их случае "Повторение не мать учения", а "Дважды в одну реку не пронесет".
Больше нет войны; война есть всегда. Ее можно остановить; ее никто и никогда не остановит. Кричи о мире хоть тысячу лет, будь тем, за кем идут в гармонии и спокойствии, но всегда она где-то рядом. И это будет все тоже чудовище, с теми же последствиями, не важно, что ты делаешь и как относишься. Ты можешь избежать ее единожды, дважды, трижды, но каждый раз она будет в одной десятитысячной дюйма от тебя, поджидать и ставить ловушку, чтобы, в конце концов, именно ты угодил в ее мясорубку. Война… она никогда не меняется.
- Здравствуй, Дорогая, - говорит он, когда на горизонте вспыхивает зарево артиллерийского огня, а в дверь стучаться до боли знакомые руки. Она действительно вернулась и как обещала - не одна.

0

4

Ботинки на толстой подошве шаркали по бетонным плитам лестницы, такие присутствовали в любом жилом здании, если конечно то был не особняк, построенный не совсем на законно добытые деньги. Там скорее всего лестница была бы из крепкого ореха или дуба, а может и материала такой породы, виды которой находились уже на грани исчезновения. Все так или иначе в этой жизни любят роскошь. Просто одни могут себе ее позволить, а другие - нет. Он принадлежал ко второй категории граждан, поэтрму и шаркал по серому полу, в поисках нужной двери. Видавший лучшее время рюкзак, висел на одном плече и не соскальзовал потому, что в лямку крепко вцепились пальцы обеих рук. Пальцы эти были достаточно тонкими, чтобы принадлежать пианисту, но по большей части внимания привлекали не они, а ободки колец по несколько на каждой из рук. Парнишка был той степени худобы, какая бывает у активного подростка, который жил на границе между нормальным достатком и ниже среднего. От этого рубашка казалось бы нужного размера сидела свободно, так же как и толстовка, что была надета поверх.
Остановившись у нужной двери, парень сначала постучал, а потом чертыхнувшись, позвонил, ожидая, когда ему откроют. Он переминался с ноги на ногу, нервными жестами перебирая кожаные лямки рюкзака. А когда дверь открылась, едва не подскочил, сделав шаг назад.
- Я... я по поводу аренды, - запинаясь пробормотал он, глядя в глаза предполагаемого соседа.
О нет, стоп. ПФ. Сейчас вы спросите, что это за соплежуйская фигня? Я бы тоже спросил, не будь этим самым заморышем с рюкзаком, который ищет квартиру. Вам конечно может показаться, что это начало очередной розово-голубой истории для девочек школьного возраста, но, поверьте, нет. На самом деле, чтобы вы не думали, но быть, - ну или изображать из себя, - тихоней не так уж и плохо. Никто к тебе не лезет, никто тебя не замечает. Это мне и нравится. А так как этого парня, который открыл мне дверь тогда, я еще не знал, то и вести предпочитал себя соответственно. Это защитный механизм или что-то вроде того, - спросите у новоявленных психологов. Они вам точно скажут. Почему я стал таким и зачем? Ну... давайте, я начну с самого начала...
На окраине самой окраины Монреаля стоял дом.И любому прохожму могло показаться, что все в нем прекрасно. Работающие родители, сын, который подрабатывал репетитором с младшими послее учебы. Любовь, идиллия и красота одним словом. Но так было только на первый взгляд. Но и со второго все было достаточно типично. Проблема с алкоголем у главы семьи сводили все попытки жены устроить нормальную жизнь на нет. Тогда младший брал свои немногочисленные пожитки и сваливал из дома. И если большую часть жизни ребенком, он прятался под кроватью, то позже каждый новый побег приносил все больше нового. Получив права в старшей школе, он приобщился к быстрой езде. И это было логичным шагом. У каждого своя зависимость - его была скорость, но по скромному мнению мальчишки это было лучше, чем спиваться и бить жену. В 18 он выиграл свою первую машину, и теперь мог не боятся, что пьяный отец застанет его за "одалживанием" семейной машины. К тому времени, он понимал одну простую вещь - главное не как тачка выглядит, а что у нее под капотом.
Как-то так можно описать мою никудышную жизнь в Канаде. Не думаю, что вам интересно в какой день я родился, какие оценки у меня были или тому подобное. Они были достаточно хорошими, чтобы поступить в колледж. Все остальное можно оставить за бортом. Почему же я уехал из родного дома? Пф, еще одна тревиальная история.
Просто одним прерасным днем не вернулся в отчий дом, а так как нас чуть не отловили в очередной гонке. Тут уж и выбора не было. Могу лишь сказать, что прежде, чем оказаться в Сакраменто, я проездил очень много, повидал очень многих и даже познакомился с теми, с кем лучше было не знакомится.

- Эй, Арно, слышал, ты наконец нашел себе квартирку! Когда проставляться будешь?
- Катись к черту, - еще пару дней назад заикающийся и шаркающий парень, теперь одетый в кожанку и в потертые джинсы показал говорившему средний палец, а потом махнул рукой. Он знал, что проще не обращать внимания, но в мыслях своих уже почти расчленил того всеми возможными способами. Иногда ему казалось, что учится он не на той специальности, но как говорил один персонаж, одного знаменитого сериала. Одни люди убивают людей в реальности, а другие делают это на бумаге. Он был вторым, правда в отличие от писателя, предпочитал рисовать. И конечно, его могли смело записать в психушку, рисуй он трупы, но ведь всегда существует две плоскости творчества: для себя и для тех, кто вокруг. Сосед по квартире, был из второй категории.
Под добродушные крики из-за спины, он сел в машину. Ночь заканчивалась, а на пороге маячили будни, которые следовало пережить, изображая из себя тихого и местами милого студента, который не пинает полутрупы в подворотне и не ругается нецензурными словами. И это было легко делать, находясь в универе или где-то рядом с ним, но от дома. С каждой новой ночью, желание повесить замок на дверь становилось все сильнее, потому что полуночные визиты соседа в его комнату начинали выводить из равновесия. И хорошо, что пока его умение контролировать себя не подводили своего обладателя.

0

5

С самого начала того дня я знал, что закончится все локальным пиздецом. О Боже, мама, роди меня обратно! И в тот момент мне было все равно, что скажет преподаватель. Ему надо - Гаэль делай. И надо, скорее всего, рассказать с самого начала, что случилось, но я лучше вкратце, в двух словах - пиздец пришел, хоть и подписался я на него самостоятельно...
Утро вторника для канадского француза началось более-менее хорошо, просто потому, что халява - всегда хорошо. Потирая пальцами одной ноги пятку другой, парень читал мэйлы на телефоне, рассуждая о том, что получить уже сейчас зачет по предмету скульптуры не так уж и плохо, учитывая, что это лето было даже слишком спокойным. Сосед не в счет. Он уже почти привык к ночным визитам и даже готов был выдворить Риза из комнаты, если тот совсем охуеет. Но толи у мужика была хорошая чуйка, толи у канадца пока что хорошо работали тормоза, но до рукоприкладства еще не доходило. И может быть, они давно уже были бы закадычными друзьями, и ему не нужно было сдерживать свой характер, но было одно но... Сосед оказался заядлой алкашней, а с такой породой людей отношения у Арно складывались не очень, и это мягко сказано. Им хотелось пересчитать каждый зуб и все ребра о ближайшую бетонную поверхность. Так что, да, нервы у Арно были что надо. Или просто не хотелось искать новое жилье, потому что перетерпеть соседа пару часов пару раз в неделю он мог. Научился когда-то давно.
Выходя из дома тем прекрасным утром, он еще не подозревал, что его ждет. В общем целом сообщение от препода имело смутное содержание о задании. В нем говорилось о том, что тем из потока, кто хочет получить зачет под конец полугодия, можно прийти в универ сегодня на встречу, сделать задания, а потом, - этого написано не было, но оно подразумевалось, - спокойно страдать херней до конца года. И он честно не был таким уж разгильдяем, но лучше пару часов поспать между уроками, чем горбатиться, вылепливая чье-то тело. Хотя возможно, будь то тушка соседа, он бы и взялся даже без оценки, но что-то сомнительно было, что сосед когда-нибудь вообще будет позировать кому-нибудь. Только не в том состоянии, в котором его всегда видел француз.
В аудитории собралось три инвалида. Нет, там действительно сидело два человека и препод. И стоило бы уже тогда развернутся и сказать, мол, ошибся, но жажда халявы не дала отступить. Парень приземлился на один из множества свободных стульев, который оставил очередные четыре следа на полу и посмотрел на всех собравшихся. От него не ждали приветствий, хоть он и произнес что-то среднее между: привет и здравствуйте.
Подозрения начали закрадываться в курчавую каштановую голову при словах выставка и театральная постановка. По скромному мнению канадца это не могло звучать в одном предложении. Когда далее последовало более развернутое объяснение, парень сидел, уперев лоб в руку. Во всем этом его одновременно радовал и огорчал тот факт, что ему всего-навсего нужно было слепить лошадь, подумаешь та будет с рогом. Кому-то предстояло работать с гоблинами и ведьмами, а тут всего-навсего лошадь.
Я пытался честно уговорить себя, что лошадь это самое меньшее из зол. Это, правда, таковым казалось, пока мы не встретились с непосредственно «заказчиками» всего этого безобразия. Потому что в итоге я потерял большую часть недели, объясняя, что большинство идей просто, мягко говоря, идиотские и что я буду делать то, что считаю нужным. В конце концов, мне за это не платили, а до часа икс оставалось всего-навсего…. Одна ночь. Одна долбанная ночь, чтобы слепить почти, что полноразмерную лошадь с рогом на лбу! \\вздох\\ Я просто надеялся, что в этот день сосед не обрадует меня своим появлением. Но у него были явно свои планы.
В любом виде искусства главное то, что ты чувствуешь, создавая очередную работу. Человек может с одного присеста создать шедевр, если у него лежит к этому душа и сидеть часами и так ничего и не сделать, если создаваемое им не радует и никак не привлекает своего создателя. Арно в ту пятницу находился где-то на границе этих двух состояний, потому что с одной стороны, работать руками он любил не меньше, чем гнать по ночному шоссе на большой скорости, слушая позади себя рев сирен. С другой стороны его никак не привлекала заданная тема. Он не имел ничего против лошадей, но фэнтези было совсем не его, ровно, как и научная фантастика. И тут возникал парадокс, потому что любимым художником Гаэля был Гигер – один из ярких представителей биомеханники. Но жизнь ведь, она на то и жизнь, чтобы быть полной парадоксов?
Уже

0

6

Кажется, пришла моя очередь веселиться, делая вид, что все в порядке, все так, как и должно быть. Или с чего это добропорядочный сосед взял, что я его обламываю? Вернее, ну правда, в большинстве своем люди конечно мазохисты, но не до такой степени.
- Ты даже не представляешь, - просто откликнулся Гаэль, снова улыбаясь. Не то, чтобы у него были какие-то специфические запросы во всем этом, но ведь - каждому свое? Да и если бы они правда хотели все это закончить, то просто - закончили бы. Но видимо сказывалась природная тяга к азарту, которой явно были подвержены оба.
Арно бесспорно радовал тот факт, что каждое его действие вызывает хоть секундный, но ступор. Что было не удивительно, но... как там говорят? В тихом омуте..? За свою взрослую жизнь, Гаэль понял одно - никогда не суди человека в этом плане по его внешнему виду. Потому что то, что ты в итоге узнаешь - удивит тебя. Нет, конечно случалось и такое, что все было, так как выглядело, но все-таки. Что до Риза, то тот быстро справлялся со своими "тормозами". Тут стоило задуматься, а действительно ли они были, но Арно, которому в общем-то по профессии было положено замечать каждую мелочь, точно мог сказать, что было. И именно, что подмечая один из таких зависаний, Арно ловил момент, чтобы устроится поудобнее, а именно ерзая на чужих коленях. Конечно, он мог - И делал на самом деле, но кто кому скажет? - делать это специально, но учитывая некоторую специфику всего происходящего это происходило само собой.
- Я бы мог задать тебе твой же вопрос про облом, но понимаешь... - француз поймал чужую руку у своего лица и прикрыл глаза на мгновение прижимаясь к ней щекой. - Мы же оба знаем, что как минимум одна из частей твоего тела говорит ясно, что я делаю правильно, а что - нет. Да и мы всегда можем сделать по другому.
Пришла очередь Арно хитро улыбаться. Чужой интерес и азарт отражались в его собственных глазах. Действительно. Раньше, даже если они начинали говорить о чем-то подобном, то это был типичный их разговор. Один отмахивался - другой насмехался. Сейчас же, они проверяли все то, о чем говорили раньше. Вернув и вторую руку соседа на свою задницу, которая явно вызывала самый большой интерес в данный момент, Гаэль потянул край футболки вверх, оставаясь в штанах. И если бы он делал это, как делал всегда, то все действие заняло бы секунду-две. Но нет, он нарочно затягивал этот процесс, - но не сильно, ибо во всем нужна мера, - "пританцовывая" на чужих коленях. А после вернул руки там, где они были, только на этот раз кладя их на чужие плечи. Это конечно было не совсем честно, учитывая, что на ком-то еще оставалось много лишнего, но исправить это недоразумение он собирался в ближайшее время. А пока что, он просто отвечал Хэнсли той же монетой. Только обе его руки прошлись вверх по чужим плечам на шею, а сам парень склонился, каким-то десятым запасным тормозом удерживая себя, чтобы не сдвинуться к соседу вплотную.
Черт. То есть конечно все было хорошо, но все-таки. Черт!  Конечно говорят, что сами-знаете-кто троицу любит, но уже после второго, а так считай что первого, раза я понимал, что мне нравится и мне хочется целовать соседа, не побоюсь сказать, до момента, когда становится трудно дышать. И уж поверьте, если делать это правильно, то и сам процесс растягивается на долго. Кажется это было то самое единственное, когда я не мог удерживать контроль. Потому что если с дыханием еще можно было что-то сделать, то со съезжающей крышей - ничего. А может, да точно, конечно и определенно все дело в том, что... ну вы знаете. Учеба, работа, какие тут вообще горизонтальные отношения?
На какую-то долю секунды Арно действительно забыл, что в какой-то степени это игра. Конечно не жестокая, чтобы в конечном итоге действительно обломать другого, но достаточная для того, чтобы не делать все и сразу. Именно поэтому он-таки сдвинулся вплотную к чужому телу, а его руки, которые до этого момента продолжали лежать на чужой шее, очерчивая большими пальцами линии скул, спустились по чужой груди и сделали ровно тоже самое, что и сам Риз несколько минут назад, а именно забрались под чужую одежду. И где-то тут в мозгу Арно сформировалась мысль и он оторвался от чужих губ.
-

0


Вы здесь » Portas Inferi » Все о Нас » Thierry Arnaud Daeé 25 y.o.