Portas Inferi

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Portas Inferi » Все о Нас » Hao Hasashi


Hao Hasashi

Сообщений 41 страница 50 из 63

41

Хасаши вбегает под каменный свод арены и направляется в сторону казематов. К его счастью в распоряжении даденгеров еще была примерная карта этого места и передвигается антиквэрум не только по памяти мелкой. Хотя последнее помогает определенно больше, потому что он знает куда идти.
Когда по пути попадаются работники Сафиру, которые его узнают и брасаются в атаку, Хао только отмахивается от них молотом, впечатывая в стену. Возможно, они от этого не умрут, но уж точно отстанут на какое-то время. Хотя это определенно не умный ход с его стороны, так как бить со спины это определенно выбор здешних обитателей. Но их в данной ситуации как-то эгоистично в этом упрекать, так как даденгеры поступили точно так же, а он им помог.
Лестница, которая ведет в подземелье кажется какой-то слишком длинной, но когда она заканчивается первородный видит перед собой ряды дверей, а еще слышит, как рушится потолок, потому что как и он сам, где-то наверху сражающиеся проламывают стены. И хоть колизей явно не новый, но порча несущих конструкций еще никакое здание до добра не доводила. Хасаши кастерит все вокруг на чем свет стоит, и громко рычит, когда ему в спину прилетает сначала что-то острое, а потом следом наваливается вес чужого тела. Антик изворачивается, хватая прислужника арены за шкирку и отбрасывая перед собой.
Глаза его становятся черными, а волосы уже не искрят, а почти что пылают огнем ненависти и гнева. Антиквэрум приобретает свой первородный облик, не замечая, как кинжал в спине меняет свое расположение и оставляет следы. Должно быть он магический, но все мысли его заняты другим. За последнее время, Хао слишком раздобрем, о чем не раз ему говорила Синвен. Возможно она и права, так как из чудовища он медленно превратился в добропорядоного жителя Энтероса. И не так, чтобы ему это не нравилось. От этого в данный момент его ярость становилась сильнее.
Он схватил атакующего за шею, призывая Эскриару и наблюдая за тем, как кардоний проникает в чужое дело. Противник начинает верищать от причиняемой ему боли, он хотел бы вырваться, но пентаграмма не дает этого сделать, застревая каменными иглами в его мышцах. С каким-то извращенным удовольствием, Хасаи поочередно дробит бедняге руки и ноги по одной молотом, да так и сотавляет. Забыв про меч в спине, антиквэрум продолжил свой путь, на ходу сбивая замки с камер. Навряд ли после услышанного на него нападут, да и если узники тут умные, то поторопяться сбежать.
Нужную камеру, Хао нашел через некоторое время, вот только поддаваться дверь не хотела. Пришлось прилагать усилие и смекалку, чтобы снять ее с петель и отбросить в сторону. Картина внутри снова заставила выругаться, так как завал в камере был не тем, чего он ожидал увидеть.
- Эй, мелкая? - позвал он. Правда ответа он не дождался или тот не успел прийти, потому что мужчина услышал, как где-то внутри двигается камень.
Не долго раздумывая, Хасаши ударил молотом по земле, концентрируясь на источнике звука и надеясь а то, что не прогадал. Наросты из кардония начали появляться из-под земли, образуя вокруг них что-то наподобии барьера и откидывая камни в сторону.
- А ты говоришь, что все врут, - произнес мужчина, а потом покачнулся. Использование способностей с чужеродным предметом в теле та еще задачка, но именно в тот момент его явно вели в перед инстикты а не здравый смысл. Так что Синвен могла засунуть свои причитания на его счет куда подальше.
- Идем, - одной рукой мужчина упирался на нарост из кардония, а другой на молот. Вопросом было, как он будет сражаться с кем-то по пути обратно, но это антиквэрум решил оставить на потом. Проблемы стоит решать по мере их поступления. Иронизируя сам над собой, он кивнул девушке себе за спину. - Можешь вытащить ту хуевину, что торчит у меня из спины для того, чтобы обороняться.

0

42

- Именно, - кивнул антикверум на то, что все можно было бы зделать проще и быстрее. Хотя бы притворится студентом и исследовать здание самостоятельно, не прибегая ко взлому. Грубо говоря, вскрыть систему находясь внутри нее и не поднимая шума. Только если конечно этот шум не был каким-то отвлекающим маневром. Хао вздохнул, а потом перевел взгляд на Дельвара, который явно не был готов к такому объяснению данного вопроса. Послышался новый вздох.
- Устройство характера, - пожал он плечами. - Или склад ума. Или попытка отказаться от прошлого, которая сработала очень уж хорошо.
Он не знал точно ответа на этот вопрос, поэтому мог точно так же предполагать да и только. Хотя, наверное, можно было списать все на внешний вид собрата, который из-за своего почти что миниатюрного роста и моложавой внешности походил даже не на студента. И уж точно не напоминал древнее чудовище, даже не смотря на то, что за его спиной были крылья, а ноги и когти на руках выдавали в нем животную суть.
- Не заморачивайся этим, в общем. - Подвел итог Хао и махнул рукой. И по всей видимости студент внял его словам, ак как снова ушел в себя, проклиная систему на чем свет стоит и тех, кто ее тревожил. И Хао был с ним согласен на все стопятьсот процентов.
Решение парня все-таки поехать, определенно обрадовало, но немного удивило. Подтверждение этому был взгляд, брошенный в его сторону соплеменником, когда тот согласился. мужчина только плечами пожал, а потом, закрыв желище, отправился на парковку.
Видя заковырку студента, он изогнул бровь, а потом, отодвинув дверь еще выше, до упора, убрал пассажирское сидение, которое сложилось и убралось в нишу, куда можно было протянуть ноги. Антиквэрус указал на заднее сиденье, которое было больше, чем переднее, да и в целом сзади было свободнее.
Когда Дельвар устроился, Хао сел за руль. Гнать по городу конечно же было нельзя, поэтому он честно стралася не превышать и тормозить на перекрестках, пропуская сторушек, который впадали в ступор, кода машина тормозила прямо перед их носом. На самих пассажирах это не сказывалось, так как салон можно сказать был аморизирован по полной и все движения машины внутри почти не чувствовались.
Но даже такими темпами, они доехали до дома магохакера достаточно быстро. Учитывая, что в какой-то момент они выехали за пределы города и препядствий на их пути не стало. Хасааши сделал себе зарубку о том, что может гонять в свое удовольствие именно здесь, не боясь штрафов и сумашедших пешеходов. Так же легко, машина застыла на подъездной дорожке рядом с коттеджем.
- Я бы удивился, если бы да, - кивнул Хао, осматриваясь. Происходящее чем-то напоминало вход в пещеру, расположенную под особняком миллиардера. Хотя, учитывая возраст собрата это могло быть недалеко от правды.
- Я постою, - мужчина остановился рядом со столом, напротив собрата. Можно было, конечно, вчитаться в то, что бегало по экранам других мониторов, но пока в этом не было толку.
- С начала, - ответил он на вполне логичный вопрос и дал такой же логичный ответ. Всегда стоит начинать с начала. И хоть он знал, когда это все началось, но его знания ограничивалиь только звуковым оповещением сигнализации. - Посмотрим, как последовательно все это происходило. Еще бы не плохо было бы увидеть, что в эти дни происходило в университете. Может какие-то значимые события или вроде того.
Антиквэрум сложил руки на груди, глядя то на собрата, то на стол. Возможно вдвоем они за час загадку не разгадают, но дело определенно должно пойти быстрее.

0

43

Риз смеется, даже не так, Риз почти умирает от смеха, когда Ян цитирует детские книжки. По крайней мере, австралиец думает, что это детские книжки.
- Ну, для справедливости скажу, - пытается успокоится он. - Что как заправский морпех, ты точно должен хорошо плавать.
Возможно, это плохая идея переводить разговор в сторону одной из больных тем, но с другой стороны, конкретно эта задевает американца не так сильно, как если бы он начал разглогольствовать на счет чужого протеза, хотя на ум тут же приходит шутка и об этом. Но Синнистер сдерживается. И за это ему можно дать медаль, как и за то, что все разговоры про очевидный секс свелись к какому-то потоку умных мыслей из его головы. И стои ли в этом обвинять алкоголь с таблетками или же конкрусную, которую он писал как раз-таки о Данте? Странный выбор для психолога, но при определенных умениях даже в пятидесяти оттенках серого можно выискать глубинный смысл о недотрахе автора, который это подобие литературы написал. Вобщем-то альтернативой а Сина был дэ Сад, которого он тоже прочел, но который пришел на ум только сейчас Уж кто-кто, а этот товарищь подошел бы к ситуации больше.
- А я был не послушным? - делает круглые глаза Синнистер, наблюдая за тем, как напарник пытается избавить его от штанов, что опять таки сдвигает шкалу справедливости не в его сторону. по его мнению он был офигеть каким послушным, перелистывая в своей голове классиков. Но американец явно другого мнения.
- Хорошо хоть не под ней, - фыркает Риз, а потом все-таки не сдерживается и снова начинает ржать. - Ну или в шкафу.
Хотя, эта мысль опять так и манит, поэтому понимая, что если они пробудут в бассейне еще немного, то срубяться прямо тут, он перехватывает чужие руки, которые бросили тщетне попытки справится с его брюками, и тянет на себя. Вернее сказать к выходу из воды, так как у Риза получается с первого раза и без особого затруднения оказаться на своих двоих на краю бассейна. Он протягивает руку Яну и помогает тому тоже покинуть это сосредоточение зла.
- Но я согласен даже на обнимашки, ты предствляешь! - Смеется он. - Иногда я готов просто спать с тобой в одной кровати. Без секса, просто под одним одеялом.
Запоздало он понимает, что это тоже цитата, - или ее часть, - из интернета, из тех, что впеатлительные барышни вешают себе на стену в фейсбуке. Вздыхая, он понимает, что это даже не так далеко от правды, ибо он точно вырубится быстрее, чем произойдет еще что-то. И это с одной стороны печалит, с другой, так у них будет шанс отоспаться немного дольше. Возможно. Если не произойдет еще какая-нибудь херня. И конечно же, тут же он вспоминает о непонятных личностях, что подкатывали к ним в клубе. Определенно точно не стоило вылезать из бассейна.
- Но если не хочешь, то я не настаиваю, - все-таки посмеивается он, а потом отправляется наверх. Неплохо бы еще воспользоваться полотенцем и стереть с себя хлорку. Принимать душ сегодня он не собирается, а вот высушится даже очень. Чем он занимается ровно минут пять, сбрасывая наконец, мокрую одежду полностью в спальне и закутывая себя в полотенце, которое достаточно хорошо впитывает последствия их детских игр. После чего заваливается в кровать.
Как и предполагалось, его срубает даже быстрее, чем он успевает подумать о чем-либо, хотя анализ прошедшего дня определенно того стоит. Но мозг явно желает заняться этим когда-нибудь потом, отзываясь сначала синим экраном, а потом и вовсе уходя в черный.

0

44

Гёте наблюдает за тем, как фон Раух подрывается с дивана, полностью игнорируя его слова. И ему опять-таки стоит дать за это медаль, потому что мужчина ничего не делает, только продолжая смиренно улыбаться и ждать, пока саэтерус успокоится, чего тот явно делать не спешит. Для удобства он обходит стол и теперь между ними, помимо пространства комнаты, теперь еще и галографическое изображение.
- Вы на Вэлсадии, доктор. - Отвечает он, возвращаясь к просмотру генома. - На дне мирового океана, на северном полюсе планеты. Точного названия у этого места нет, но я зову его Извилистые мосты, потому что доисторические кораллы здесь образуют что-то наподобие арок, уходящих на глубину около километра. Они над нами. Сдесь же, замкнутая экосистема, где водятся достаточно неисследованая фауна, да и флора тоже.
Ему нравится это место, потому что здесь красивые виды на светящиеся растения, а так же на гигантских, похожих на помесь креветки и акулы, хищников. А так же много еще чего. Он бы и занялся их изучением, но Хель важнее.
- Вы не находите, доктор, что если бы я хотел сделать что-то из перечисленного вами, - он вздыхает, вращая схему на экране и периодически отбрасывает то, что ему не нужно и не подходит под симптомы по его мнению. - То вы бы как минимум не проснулись. И все, что я сказал - правда.
Он пожимает плечами, так как в целом ни разу еще не соврал. О том, что он пока что замалчивает другое, их общее, имя Гёте не считает, потому что это не существенно в данный момент, и может скорее негативно сказаться н этом деле. Хотя, казалось бы, куда тут хуже? Фон Раух на контакт идти не собирается явно.
- Пожалуй, вам точно не повредит что-то для успокоения нервов. - В этот момент в кабинет привозят сервировочный столик с едой и кофе. Деос кивает и ответом ему служит такой же кивок. Хотя ввряд ли Готтард притронется хотя бы к чему-то. Поэтому безо всякого зазрения совести, ученый подходит к столику и наливает себе кофе, после чего, бедром прислоняется к одному из кресел напротив саэтеруса и смотрит уже на него.
- Что по вашему в моих словах не правда? - спрашивает он. - Вы на Вэлсадии, это факт. Вы живы и целы, тоже факт. Моя дочь, вернее существо, которое я называю своим ребенком, действительно больна. И я уже и так потратил очень много времени и сил, чтобы выяснить, что с ней. Поэтому мне проще было вас перенести сюда и показать все вживую и сразу, чем приператься неделями только ради того, чтобы вы переступили через свою паранойю и недоверие и явились сюда.
К концу фразы его голос становится совсем сухим и Гёте отталкивается от кресла, отходя обратно к рабочему месту. Он задумчиво смотрит на экран камеры наблюдения и вздыхает. Учный трет переносицу пальцами. В голове мелькает шальная мысль, что им пора бы не данную станцию расширять, а собрать новую, где-то в глубине космаса, похожую на планету, но закрытую и сокрытую ото всех, потому что этот мир разачаровывает его все сильнее и сильнее. Он почти физически ощущает на плече руку Аматасин, но никак не реагирует. Но в их голове уже начинает вырисовываться даже схема того, как эта самая "планета" должна выглядеть и кто ее будет населять.
- Если вам так угодно, пожалуйста, я отправлю вас обратно, с ближайшим челноком Ордена. Через неделю. Если ваша так называемая свобода, вам дороже и более интересна, чем сложная и интересная работа.
Он вроде как и спикулирует на чужом эго и ответственности, но это спорно. Он даже еще не прибегнул к замечательной клятве, которую дают все, кто хоть как-то имеет связь с медициной. Кто-то может поспорить с тем, что Хель не человек, но это опять-таки спорно, потому что в ее мозгу больше извилин, че у некоторых представителей человечества и от них ее отличаеь только внешний вид и неспособность говорить.

0

45

Он наблюдает за саэтерусом с интересом, а потом в очередной раз усмехается.
- Бороться за жизнь? - спрашивает он, а потом делает жест рукой, - по-моему мы уже выяснили, что вам нравится жить больше, чем умереть на радость недоброжелателей. Поэтому смысл бежать есть всегда, так как в данном случае это далеко не трусость. К тому же, я уже привык, что узнавая, кто я такой, люди либо бегут, либо падают ниц. Но иногда, попадается кто-то вроде вас. Хотя и не факт, что не будь вы заняты контролем, то реакция ваша осталась бы такой же. 
Он на минуту задумывается, потому что на удивление его вера в чужие силы всегда была выше, чем у других людей. Можно сказать, что он верил в них даже больше, чем они сами. А еще он тратил много сил на то, чтобы помочь им стать сильнее. Этакий симбиоз его потребностей и желания других. Все довольны. Все в плюсе.
- Вы недооцениваете себя, доктор, - он очередной делает жест рукой. Если хорошо подумать, то он делает это постоянно. Жесты так или иначе мелькают, сопровождая речь деоса. - Никто в этом мире не создан никченным, и каждого ограничивает только его желание развиваться, а еще общественное мнение. Поэтому даже если вы сейчас не можете ничего сделать, то это не значит, что не сможете никогда.
Гёте умел врать и очень хорошо, но сейчас ему этого не требовалось. Да и как он знал ложь приводила к печальным последствиям. А Готтард и без того ему не доверял, что читалось в чужих жестах, словах и поведении. Но к несчастью саэтеруса, деос мало поддавался влиянию всего вышеперечисленного и требовалось что-то более весомое, чтобы он уступил. Была тому причиной его природа, или характер, сформерованный под действием жизни, он не знал, но уже ничего с этим нельзя было поделать.
- Я тут один и я уже сказал, что пойду на это добровольно, - он снова делает шаг навстречу полукровке с улыбкой на губах. - И снова вам везет, потому что гнев в последний раз я ощущал... кажется, лет этак тысячу назад? Когда проводишь время за исследованими, перестаешь воспринимать течение времени. А может всему виной возраст.
Выражение его лица преобретает толику сожаления, к тому же, он понимает, что по большей степени в этом виновата его фотографическая память. Он помнит все, так как это было вчера и чем больше знаний становится, тем более размывается граница времени. Но именно сейчас Гёте видит в этом еще один плюс.
Он наблюдает чужую трансформацию и несколько увлекается этим, потому что не успевает увернутся от чужого рывка или хотябы смягчить его. Саэтерус врезается в него, заставляя сделать несколько шагов назад. Падать на пол в планы деоса не входит, поэтому путь приводит его к рабочему столу, который врезяется в бедра.
- Ох, доктор, а я-то начал думать, что все духи черствые бревна - голос его падает, так как чужое воздействие цепляется за тот бесконечный клубок, которым представлены не только воспоминания деоса, но и эмоции с этими воспоминаниями связанные. И именно это он сейчас считает полезным, потому что эмоции человека, независимо от его вида так или иначе связаны с пережитым, даже если он социопатичное существо. Хотя надо признать, что в этом плане Гёте таковым не являлся, просто порой его эмоции были вызваны чем-то иным.
- Вижу веселье вам по вкусу, - добавляет он, отцепляя от себя чужие руки и перекладывая их на талию. Сам он занят примерно тем же, с той разницей, что сам он сидит на столе и только одна его рука обнимает фон Рауха. Другой он перебирает чужие волосы, потому что ему так проще сосредоточится. Как бы он ни был в себе уверен, но чужое воздействие все же тянет из него силы. Сдругой стороны, он знает, что такое быть без эмоций совсем, и чисто внешне вряд ли, что-то изменится в его поведении. И это еще одна причина, почему он с самого начала не был против подобного контакта. А еще в этот момент он определенно рад тому факту, что может подавлять остальных. Потому что нравоучения сейчас, да  в любом другом случае, его раздрожают. И надо ли говорить, что в этот момент дух начинает тянуть именно эту нить в паутине его эмоций.
- Ох, пожалуй стоить сменить вектор мыслей, - рассуждает он вслух, прикрыв глаза.  Он решает начать с начала, хотя и знает, что помимо того, что ему нужно там есть и другие, менее приятные им обоим эмоции.
- Любовь и печаль, - произносит он вслух, дергая нить времени, которая введет в то время, когда он был один, но в то время его это не так чтобы волновало. Да и не должно было. Он заново переживает радость творения, заинтересованность в другом живом существе, переростающую в желание обладать, которое на деле оборачивается привязанностью, зовущуюся людьми любовью. Печаль от патери. И весь этот фон меркнет, оставляя только картинки в голове, как немое кино.  И возможно он даже скажет саэтерусу спасибо за это. Когда-нибудь потом, потому что у него все еще есть свой интерес во всем этом, но он не готов проверять свои догадки на конкретном воспоминании, поэтому переключается на другое. Приходится сосредоточится, потому что он начинает чувствовать себя Абелем, вот уж кто из них безэмоциональный робот. Хотя ученый не может не признать, что это эффективно.
- Перейдем к чему-то более... низменному? - улыбка  снова тянет его губы, но на этот раз в ней меньше насмешки, скорее дежурный жест. И все-таки происходящее отличается от того, как если бы он просто отключил свои чувства и ощущения. Поэтому он цепляется за их разговор про бревна. Главное, не говорить об этом своему давнему другу, потому что это вроде бы был эксперимент.
- Желание людей, направленное друг на друга, - он ведет пальцем вдоль чужог подбородка. - Страсть, эйфория, влечение. Это все слишком легко спутать с настоящей привязанностью, но и вызвать легче.
Его никогда не интересовал этот аспект отношений, потому что по мнению деоса, эмоциональная привязанность к кому-либо была важнее, физического контакта. Кажется, люди звали это платоническими отношениями. Поэтому и все, что касалось у него физических проявлений биологических потребностей, считалось не первоочередной необходимостью.  Да и Аматасин сами справлялись с этой задачей. Но, даже до этого его любопытствующая натура добралась, беря в расчет возраст деоса, не так давно. И именно в тот момент, это был как взрыв сверхновой в галактике вложенных в него демиургом установок. Ровно, как и любое другое осознание новых чувств. Не зря говорят, что первый раз он на то и первый.
Ему приходится задержаться на этом воспоминании подольше и когда образы в голове доходят почти что до конца и снова теряют свой эмоциональный окрас, Гёте начинает прокручивать все заново и хоть со второго раза все воспринимается им самим более тускло, но все таки он все еще не чувствует полного истощения. Он делает пометку где-то на другом краю сознания. А потом размышляет, на чем еще можно сосредоточится. У него почти что 4 миллиона лет воспоминаний. Слишком большой выбор.

0

46

Код:
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][align=right][img]https://i.imgur.com/dS36ZAI.png[/img][/align][/td]
[td][align=left][i]Говорят, что все хорошее когда-нибудь заканчивается. Иногда это случается тихо, а иногда это случается не очень тихо.[/i][/align][/td]
[/tr]
[/table]
Хао не врал, когда говорил про проверку на доверие. Немногие готовы были подставить шею чужому человеку, а уж антикверумы и подавно. Слишком сильными были инстинкты, так что им можно было дать медаль, обоим. Ведь потому, что чужие руки корежили металл стола, Хасаши останавливал, но не прекращал, движения рук. Но его определённо радовал тот факт, что собрат не пытается его оттолкнуть. Это было бы очень неловко. 
- Расслабься, - только и произнес он, когда студент застыл, в очередной раз показывая свое напряжение. Но хотя бы сейчас оно было вызвано явно не болью в голове, а самим присутствием мужчины в непосредственной близости. 
Возможно, все это было до чертиков не правильно с моральной точки зрения. По крайней мере, именно этому его учили все и всюду, и первородный даже был с этим согласен, но он не мог и отрицать того, что это было приятно. Касаться кого-то вот так легко и непринужденно. И для честность, это был его первый контакт подобного рода со студентом, потому что другие воспринимались Хасаши, как существа, которых надо оберегать, ну и учить. И пока мужчина размышлял о правильности и неправильности своего поступка, руки его убрали с чужих плеч шелковую ткань, потому что так было проще касаться чужих плеч и не мять при этом чужую одежду. Хотя, вполне вероятно, что в этом он себя как раз-таки и обманывал. 
Когда чужое тело прижалось к его груди, кот в его сознании заинтересованно поднял голову и проступил в глазах. Ему определенно нравилась чужая реакция, поэтому он даже потерся о сознание антикверума, отвечая собрату таким же урчанием. И у Хао ушло огромное усилие не сделать этого вслух. Пришлось буквально гнать своего внутреннего зверя обратно вглубь сознания. И надо сказать, это было очень странно. А может быть, и нет. Он мало что помнил об их жизни до запечатывания, поэтому можно сказать, что даже сами антикверумы не знали, что для них норма. Мысли об этом совершенно точно не помогали сохранять хотя бы какую-то мало-мальски должную дистанцию, поэтому когда собрат отстранился, Хао пару раз тряхнул головой, а потом поправил чужую одежду.
Чтобы хоть как-то вернуть себе рабочий настрой, Хасаши притянул к себе стакан, задействуя маленькую толику управления гравитацией и сделал глоток. Пожалуй, ему надо было меньше пить в сложившейся ситуации, но клин клинов выбивают, как говорится.
- О, знаю его, - он ткнул пальцем в экран. – Ну, вернее, не лично, он один из нас. 
Хасаши наблюдал за лицами на экране, а еще внимательно слушал, что говорил ему Дельвар, поэтому появление последнего лица не стало для него новостью. Впрочем, кажется, для самого собрата это были не лучшие воспоминание, и он мог его понять. Именно поэтому сейчас он так и оберегал тех, кто его окружал. Он постучал по стеклу ногтями, перебирая по стакану пальцами. Расклад от этой новости не менялся, разве что просить об услуге придеться не только Гончих.
- Допустим, - он сделал неопределенный жест рукой. – Гипотетически я могу подергать за ниточки на Вэлсадии, связанные с мафиозной лигой планеты. И посмотреть, что они могут нам ответить. И есть еще одна возможность, но я не хотел бы ее использовать. Цена будет слишком высокой.
Он вздохнул, а потом покачал головой. Он шел на риск в любом случае, но так как уже было известно, что летальный исход вполне себе перспектива, каков был выбор? Мужчина достал смартфон и пролистал список контактов, а потом нажал видеовызов. Через какое-то время над его рукой появилось изображение блондинки средних лет, которая не так чтобы была рада его видеть.
- Я думала, ты продержишься дольше, босс. – Произнесла она вместо приветствия, а потом нахмурившись перевела взгляд на Дельвара. – А ты кто? Что вообще происходит?
- Я бы тебе сказал, не раскрой ты с порога хлебальник, Синвен. – Рыкнул Хао, переходя на привычную манеру говорить с бывшими подчиненными. – И меня вполне устраивает та жизнь, в которую ты меня закинула. И вот как раз с ней проблема, а я не хочу в один прекрасный день проснуться и понять, что университет взорвали к хуям. Поэтому будь душкой и сделай то, что я говорю.
- Полагаю, что у меня нет выбора. – Развела руками женщина, все еще глядя на Дельвара. Заметив это, Хао закатил глаза.
- Это мой студент, один из нас. Кто-то шибко умный, пытается пробить защиту универа. И у нас даже есть некоторый след. Но для этого тебе потребуется поднять связи среди корпораций. Можешь своего безумного папашу тоже поспрашивать. 
Хасаши пересказал вкратце ситуацию и описал то, что требуется от Гончих. Это вызвало определенную заминку со стороны Синвен, но она не смогла устоять от мысли, что босс будет им должен. Когда блондинка отключилась, Хасаши снова посмотрел на Дельвара.
- Нам надо выяснить, что в подвале, - кивнул он на схему. – И вот думаю, попытаться провернуть это все самим или же спросить у старперов, которые будут юлить до последнего?
Разговор с бывшей правой рукой как будто развеял произошедшее и Хао снова мог генерировать мысли, касающиеся работы. И это был определенный плюс.

0

47

Гадес не любит песок по многим причинам. Жесткие малекулы, которые проникают везде и от которых просто так не избавится, они забиваются в маску и чтобы прочистить фильтры, он обязан ее снять. Не хочется. А еще пустыня настолько противоположна его натуре, что от этого сводит скулы. Поэтому ничего удивительного, что в Штаб Квартиру Иерихона на Биорторусе, дух прибывает в скверном настроении. Но, как и во многих других случаях, сейчас ему помогает та самая маска, скрывающая не только лицо, но и эмоции на нем.
Его прибытие не остается незамеченным, поэтому уже через минут пять  он получает отчеты о добыче. Все как всегда, не хватает рук, ног и мозгов, а так же воды, куда ж без нее. Саэтерусу хочется оказаться на Вэлсадии и нырнуть в океан, но ктож ему даст? Да еще и Синистер где-то рядом, - о чем он узнает в самый последний момент, - потому что добыча именно этого природного ресурса интересует его очень сильно. А его название настолько засекречено, что нигде не упоминается и даже не произносится. То-что-нельзя-называть или ТЧНН по простому. Кто придумал эту смешную аббривеатуру Гадес не знает, но она уже прижилась не только в ордене, но и у наблюдателей из числа людей местного архонта, чья семья служила Деосу еще в те славные времена, когда трава была зеленее. Он тоже помнит те далекие времена , потому что саэтеруса его возраста нужно еще поискать. Но это дает ему мало привелегий.
Он вчитывается в очередную опись, сидя у фонтана посреди приемной, потому что воздух здесь чище, когда к нему подходит одна из лигрумов.
- Прибыли представители компании, которые должны заняться охраной на территории добычи.
Гадес ставит подпись на планшете, а потом откладывает его, поднимая взгляд. Да, он помнит о том, что для этого проекта они наняли фирму со стороны. Благо она зарекомендовала себя одной из лучших. И дело было не в том, что его деос уже неоднократно встречался с ее руководителем. По крайней мере, Гадес себя этим успокаивает, коротко кивая девушке и полнимаясь с места. Всяко лучше, чем возится с корпоратскими крысами. Ведь больше, чем песок, Гадес ненавидит именно их.
Он преодолевает фойе и выходит в зону встречи. Там его ждет Дельвар Шаэтанна Та'Лиэв. Дух протягивает ему руку в приветствии, а потом ставит очередную подпись на пропуске. Иногда, у него возникает ощущение, что вся его жизнь это бесконечные бумажки и подписи.
- Челнок вылетит на место через полчаса, пока можете закончить процедуру допуска и запастись водой. - Голос главы Иерихона звучит по привычному цифровым. Хотя мало кто воспринимает его таковым, потому что все привыкли, что если ты глава компании масштабов всего Энтероса, то тебе следует сидеть в офисе и не высовываться. И Гадес был бы только рад проводить время так, но не тому деосу он служит. - На раскопках проблемы с добычей воды, поэтому лучше брать отсюда. В течении дня должны починить.
Он оставляет гостей на попечение ассистента-химеры, который сопровождает их да нужного места. Дельвару привычно выдают пропуск высокого уровня, который откроет ему двери во все нужные помещения, а вот его помощнику везет не так, потому что без своего начальника свободно перемещаться он не сможет. Стандартный контракт для тех, кто работает на компанию со стороны. И это делается даже не столько для того, чтобы уберечь свои тайны, сколько для защиты того, кто сунет нос не в свое дело и сам залезет в пасть опасной штуковине из бездны.
Через полчаса, саэтерус встречает спутников у челнока. И то время, что они летят единственное окно в его расписании, когда он может передохнуть. Очередной плюс маски на лице, когда не ясно спишь ты или нет. Но конечно же он носит ее далеко не поэтому.
- Мы установили систему физической защиты, но она точечная, - произносит он, когда двигатели перестают реветь на взлете. - Поэтому Иерихон надеится, что вы сможете собрать ее в единую сеть и замкнуть в купол. Как показывает практика, местная живность непротив преодолеть заграждение в несколько метров высотой. В остальном, типичный контракт.
Челнок несет их над барханами и делает вераж в сторону каньона вдалике. Они летят мимо стен из скал, пока взору не открывается очередная песчаная далина в центре которой развернута добывающая платформа. Она не достроена, поэтому внешнее кольцо, оторое должно защищать от нешних воздействий выгляжит, как остов. Челнок делает пару кругов, а потом приземляется на площадку. Внутри кольца стоят временные но нужные постройки. Включая полевой командный центр и Серверную.

0

48

Алура молчит по поводу того, что до Синистера слова Дельвара дойдут почти что напрямую. Это действительно так, но говорить, что фэдэлисы не могут лгать своим деосам, она тоже не может, так как это не правда. И хоть они и обладают развитой ментальной магией, но заставить других не врать себе не могут.
- Действительно, - задумчиво тянет девушка. – Гений и безумец – две крайности одной сущности. И, пожалуй, это лучше всего описывает Иерихон. Мне начинает казаться, что тебе бы понравилось работать с нами.
Если говорить начистоту, то находить путь там, где другие не хотят, совершенствоваться и становиться сильнее – было своеобразным кредо деоса. И в какой-то степени Дельвар подходит под это описание. Алура пытается припомнить, что говорила про него Геката. Можно, конечно, напрямую спросить хозяйку клуба, но это бы только отвлекло, поэтому девушка качает головой. Об этом можно подумать потом. Когда со всех сторон их не будет окружать опасность, которая в прямом смысле может их обглодать и ничего не оставить.
- Конечно иллюзии, - тихо смеется она. – Вся наша реальность сон демиурга. По крайней мере, некоторые в это действительно верят.
Девушка ждет, пока парень соберется, а потом идет следом. В данный момент она не совсем уверена, с какой стороны безопаснее. Но надеется, что из тайного прохода не попрут мимики. Это будет еще тот подарок судьбы! Именно поэтому, когда Дельвар предлагает открыть незримый проход, она только кивает, а сама вскидывает дробовик, готовая стрелять.
На этот раз им везет, поэтому девушка идет вперед, опередив антикверума. Раз уж она сказала, что будет его защищать, то и будет. Да и будучи достаточно честной особой, она знала, что вся окружающая их опасность, дело рук деоса. То есть она сама во всем виновата. Она качает головой и мысленно ругает себя за то, что отвлекается. Потому что в очередной раз рассуждать по поводу их целостности не лучшее решение в данный момент. Особенно, когда взгляд скользит по окружению и ждет, откуда появится опасность. Гёте на все том же своем краю замечает, что это не плохой отдых от ежедневной рутины. И в очередной раз она не согласна с ним совсем.

0

49

Алура молчит по поводу того, что до Синистера слова Дельвара дойдут почти что напрямую. Это действительно так, но говорить, что фэдэлисы не могут лгать своим деосам, она тоже не может, так как это не правда. И хоть они и обладают развитой ментальной магией, но заставить других не врать себе не могут.
- Действительно, - задумчиво тянет девушка. – Гений и безумец – две крайности одной сущности. И, пожалуй, это лучше всего описывает Иерихон. Мне начинает казаться, что тебе бы понравилось работать с нами.
Если говорить начистоту, то находить путь там, где другие не хотят, совершенствоваться и становиться сильнее – было своеобразным кредо деоса. И в какой-то степени Дельвар подходит под это описание. Алура пытается припомнить, что говорила про него Геката. Можно, конечно, напрямую спросить хозяйку клуба, но это бы только отвлекло, поэтому девушка качает головой. Об этом можно подумать потом. Когда со всех сторон их не будет окружать опасность, которая в прямом смысле может их обглодать и ничего не оставить.
- Конечно иллюзии, - тихо смеется она. – Вся наша реальность сон демиурга. По крайней мере, некоторые в это действительно верят.
Девушка ждет, пока парень соберется, а потом идет следом. В данный момент она не совсем уверена, с какой стороны безопаснее. Но надеется, что из тайного прохода не попрут мимики. Это будет еще тот подарок судьбы! Именно поэтому, когда Дельвар предлагает открыть незримый проход, она только кивает, а сама вскидывает дробовик, готовая стрелять.
На этот раз им везет, поэтому девушка идет вперед, опередив антикверума. Раз уж она сказала, что будет его защищать, то и будет. Да и будучи достаточно честной особой, она знала, что вся окружающая их опасность, дело рук деоса. То есть она сама во всем виновата. Она качает головой и мысленно ругает себя за то, что отвлекается. Потому что в очередной раз рассуждать по поводу их целостности не лучшее решение в данный момент. Особенно, когда взгляд скользит по окружению и ждет, откуда появится опасность. Гёте на все том же своем краю замечает, что это не плохой отдых от ежедневной рутины. И в очередной раз она не согласна с ним совсем.
Алура думает о том, чтобы послать вперед Цетрион и чтобы рой незаметный глазу проверял путь впереди, но удерживается. Им очень любит пользоваться Гёте, отчего возрастает шанс обнаружить свою натуру. Хотя это бы точно облегчило им жизнь. Ученые в ее голове в этот момент уже вовсю обсуждают возможность создания симбиоза между оружием и мимиками. Ну, кто бы сомневался!
Коридор на удивление оказывается пуст, но девушка не спешит расслабляться. Это ничего не значит, поэтому, когда перед ними обнаруживается забаррикадированная и обесточенная дверь, нехорошее предчувствие зашкаливает. Но поворачивать обратно им , кажется, смысла нет. Потому что там уж точно будут мимики.
- Подожди минуту, - говорит она Дельвару, указывая на шахту вентиляции по правую руку от них. Она немного размышляет, а потом снимает зонт со спины.
- Держи, - она протягивает Суспирию антикверуму. Могла бы во что-то трансформировать, но не хочет по все тем же причинам. Оружие отзывается бурчанием, на что Алура только вздыхает. Они оба понимают, что это необходимость. Поэтому зонт ложится в чужие руки без каких-либо проишествий и отрицательных реакций. Пожалуй, можно сказать, что Суспирия тактильный, поэтому любит, когда его держат в руках.
Девушка с разбега, подпрыгивает и хватается за решетку, а потом осторожно опускает ее внутрь шахты. Уходит некоторое время на то, чтобы дастигнуть другой стороны двери. Помещение по ту сторону напоминает что-то вроде буферной зоны, но Алура предпочитает подумать об этом потом. Она сосредотачивается на баррикаде и убиает ее от двери, остается придумать, как отрыть саму дверь. Разбить стекло? Алура стучит по его поверхности, а потом указывает сначала на зонт в его руках, а потом на дверь.
Деос прекрасно знает, что оружие даст из себя выстрелить. Так получилось, что его хозяин имел привычку делиться. Правда до этого момента это происходило только с самыми верными и проверенными людьми. Девушка отбегает от двери, через следующий проем. Но когда сзади раздается выстрел, она его не слышит по одной причине.
Они оказываются на пороге Дендрария.
Куполообразное помещение, где растут цветы и деревья больше похоже на поле боя, потому что у подножия лестнице, на которой стоит девушка, расположены поломанные турели, а на полу лежат трупы. Их не так чтобы много, - просто мимики пока не успели их утащить, - но достаточно.
- Мы нашли команду, - говорит девушка, оборачиваясь к Дельвару. - Но будем надеится, что то, что их убило ушло куда-нибудь.
Она конечно же имеет ввиду сросшихся низших мимиков. Но не успевает закончить фразы, как слышит знакомый рев. И кто тянул ее за язык?

0

50

Как Хао и думал, волк оскалился. Антикверум бросил на него мимолетный взгляд. Учитывая, что пасть животного была занята чемоданами, то это сводило опасность с его стороны почти до нуля. Стоило, вероятно рыкнуть на него в ответ, но он и так в этот момент жалел, что не обладает скрывающим артефактом. Но мало ли на земле первородных ходит? К тому же, девушка явно не замечала ничего вокруг, углубившись в свои мысли. В этот момень, она напомнила мужчине кролика, который затаился в ожидании того, что хищник его не заметит на снегу и пробежит мимо. Учитывая цвет волос дриммейра, эта ассоциация только усиливалась, отчего с большим усилием, но мужчина подавил в себе желание погладить ее по голове. Интуиция подсказывало ему, что этого лучше не делать, ибо все блондинки в его жизни обладали тем еще характером. В этот момент в его голову закралась мысль о том, что его окружают два типа людей - взрывные рыжие и вот такие вот обладательницы платиновых волос. Это было даже как-то не смешно.
На самом деле, Хасаши мог разговаривать еще очень долго, потому что за время своей долгой преподавательской карьеры, привык говорить много. Но видимо в какой то момент его больовня-таки возымела эффект, или девушка справилась со своим оцепенением, потому что в итоге чужие пальцы оказались на его губах. Хао насмешливо изогнул бровь, потому что, как и прочие дриммейеры, блондинка почти буквально дышала ему в пупок, отчего у него зачесались руки ее подсадить. Так ведь наверняка будет проще? Он даже руки опустил, в результате чего к его груди прижалась чужая, женская. Мать природа девушку явно не обделила, поэтому Хасаши даже приствистнул. В уме конечно же, потому что все-таки девица была благородных кровей. И вот же ее угораздило слинять из дома в такую темноту, где из-за каждого угла лезут желающие такое добро потрогать! И это он точно думал не про себя, потому что, как показывала практика прошлого, работорговцы всегда не прочь получить новехонький товар. И им будет все равно принцесса перед ними или нет. И вряд ли бы даже волк тут помог.
- Я говорю, куда путь держишь, красавица? - повторил он, благо чужая рука была таким себе препятствием для вербального общения. - И еще одно, тебя не подсадить, нет?
Руки мужчины прошлись вдоль чужой спины и легли чуть ниже чужой талии. Стоило бы задуматься о том, что это как минимум не прилично, но тут, как говориться, сам демиург велел. Да и так шансы дриммейра сбежать уменьшались. Ровно, как и шансы самого антиквэрума получить по важным частям тела росли с каждым движением. Впрочем, получать по лицу он не собирался, поэтому не дождавшись ответа, подхватил девушку под ее филейные части, поднимая на уровень глаз. На самом деле ему так тоже было проще. Правда, захоти кто его ударить со спины, вышел бы тот еще номер, но пока что желающих не было.
- И что же заставило одну из дочерей Императора покинуть отчий дом? - поинтересовался он. - Тебе на самом деле повезло, красавица. Волк тебя от прхонтских охотников за рабами вряд ли спасет.
Их маленький тет-а-тет начал привлекать внимание, поэтому Хасаши шагнул сначала в сторону, а потом, как ни в чем не бывало, понес девушку в сторону ворот. Так хотя бы она не должна была понять, что его цель вернуть ее в отчий дом. Да и к тому же, она сама сказала уйти за горизонт. Он что ли виноват в том, что она не уточняла, что без нее? Он же вон какой старый, древний, скоро песок посыпиться! В этот момент антикверум прдумал о том, что возможно стоило состариться на несколько лет, чтоб эти мысли не звучали так смешно, ибо он с натяжкой даже на свои законные тридцать шесть тянул. И то если бороду отрастит.
Что мужчине надо для счастья? Конечно же полапать женщину погорячее, а в некоторых случаях не только полапать. Теперь, он кажется начинал понимать смысл этого своеобразного кредо. Как минимум потому, что девица явно была с характером, в добавок к внешним данным. Да еще и внутренний зверь, стоило ей оказаться в непосредственной близости проснулся, чувствуя часть себя. Он громко урчал на краю сознания, желая оказаться еще ближе, но антиквэрум достаточно хорошо научился себя контролировать, чтобы не допустить подобного. Хотя на самом деле он никогда и не думал, что эти навыки ему пригодяться в такой ситуации. Он-то и подходить к носителю своей силы не горел желанием, но тут явно был обратный случай. Потому что если девица бегала так часто, то это было чревато последствиями, которые были ему не нужны. А значит ему придется находится с ней рядом. Как будто ему в жизни не хватает студентов, вечно где-то теряющихся.

0


Вы здесь » Portas Inferi » Все о Нас » Hao Hasashi