Portas Inferi

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Portas Inferi » Все о Нас » Vlad Morgenstern, 35


Vlad Morgenstern, 35

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

VLAD MORGENSTERN
Влад Моргенштерн

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a9/61/4/25477.png
https://i.imgur.com/hZtSSZw.png https://i.imgur.com/U8KO2eZ.gif

hayden christensen
06.06.1086, 35 y.o.

МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Королевство Ригель, Рагна.
РАСА: человек (проклятый).
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: плотник-всего-по-немногу, в свободное время подрабатывающий там, где есть работа, а в особо плохие дни, уходящий в Мертвые Земли померится силушкой с нечистью.

МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА: в целом, обосновался в Астароте, но в данный момент времени блуждает по Мертвым Землям.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a9/61/4/25477.png
O Fortuna
velut luna

Он был обманчиво спокоен, учитывая время суток, которое царило вокруг. Прибавить к этому еще фазу луны и картина становилась еще более странной. Вот только доподлинно оценить и его состояние и общую обстановку было некому. Сам же Влад настолько был занят тем, что пытался не обращать внимания на запах мертвечины, что остальное как-то само собой ушло на задний план.  В своих поисках, которые начались около трех месяцев назад, он то и дело натыкался на такие вот разоренные деревушки, что раньше спокойно стояли в этих землях. Определенно, владения нечисти расширялись, ровно, как и охотничья угодья. И это раздражало по-своему. Не то, чтобы Моргенштерн был из тех людей, которые всей душой и сущностью радел за природу, жизнь и прочая, но этот запах... Он определенно не нравился животному носу волколака.

А он просто хотел найти решение своей проблемы.

И не сказать, что тогда, три месяца назад, он считал это проблемой. У любого человека есть точка кипения. Да, Влад по натуре своей был больше пацифистом, избегающим драк как таковых. Но это состояние его души было вызвано как раз-таки происхождением, когда у тебя нет иного выбора, как нарастить твердую шкуру, поверх стальной брони. Иначе проснешься ты в окружении горы трупов, в крови и хорошо, если не с серебряным болтом в боку. Чего ему определенно не хотелось. Ровно, как и просто разорвать какого-нибудь деревенского задиру, которому дай только волю докопаться до тихони. Хотя, нет, тихоней Влад тоже не был. Он был тем парнем, который стоит за твоей спиной и глядит исподлобья тяжелым взглядом, ибо рост позволял, да и натренированное долгим и упорным трудом тело – тоже.  Так как иначе объяснить, как он умудряется таскать на себе древесину в мастерской – было бы тоже сложно. Иногда ему казалось, что жизнь его описывалась именно так – Слишком Сложно.

Но было время, когда он считал, что растет в нормальной семье.

Ведь когда тебе пять и отец берет тебя в мастерскую, где показывает,  над чем работает и чем занимается семья в целом, - это нормально. Когда катает тебя на своих широких плечах и дарит деревянный кораблик, - тоже.

Когда тебе уже десять, и он учит, как именно стоит обрабатывать древесину, - это тоже нормально. Ровно, как и то, когда он показывает, как выбирать правильный материал, правильный инструмент и правильную цель. Прислушиваться к себе, ведь ты не создашь шедевр, не зная, чего ты хочешь. Нет, они не были художниками, зато были творцами. И творения их служили людям долго.

А вот когда ты достигаешь того самого возраста, которые люди именуют переходным, что-то идет не так. Вот тут ты понимаешь, что твоя семья – не простая, потому что в родительских глазах стоит какое-то облегчение, и они даже не напуганы. Просто отправляют тебя к дальней родственнице-бабке на другой край страны, который впритык прилегает к проклятым землям. И ее это тоже ничуть не заботит, как будто гули и прочие радости жизни это не про нее.

А уж когда она говорит, что все хорошо и ты хороший мальчик, то понимаешь, что вся твоя жизнь – НЕ НОРМАЛЬНАЯ. Потому что ты стоишь в ошметках своей же плоти, измазанный внутренностями и смотришь на «родственницу» глазами волка. И оказывается, что подобная проблема в твоей семье уже даже не в первом поколении. И вроде как и не во втором. Твои родители такие же, как и их родители. Просто так получилось, что с монстрами заводят отношения только другие монстры. Семейная, едрить ее за ногу, традиция. И если ты не понимаешь этого сейчас, то поймешь позже. Жизнь научит.

Сразу после этого, он вспоминал, что его Слишком Сложно ограничивается только в определенное время.

Но не торопился расслабляться, потому что в рассказах старой бабки было много страшного и даже после того, как он вырос достаточно, чтобы работать плотником, как и его отец, подсознательно избегал всех подозрительных личностей.  Возможно, это было глупо, иногда он считал и так, когда в нем просыпалось бунтарство и желание пошатнуть семейные устои, ему на примере показывали, что страх его не беспочвенен.  В конце концов, он дрался с отцом достаточное количество раз, чтобы тело в разных местах покрывали вереницы шрамов. Наверное, поэтому, очень редко кто видел его без одежды. Родственники не в счет. Он не стеснялся, но отвечать на вопросы откуда, как и почему, иногда становилось трудно. Потому что обычным – упал, ободрал коленку, такое не объяснишь. Да и на побои то было похоже мало. Он был готов даже на это, учитывая род деятельности и суровый нрав отца. Да и матери в каком-то смысле - тоже.


СПОСОБНОСТИ:

ЦЕЛИ:
По завету родителей, не угодить в неприятности и не быть убитым ведьмаками или кем еще. Пока что с этой задачей справляется. Сделать мир чуточку лучше. Построить Летучий Корабль, ибо верит, что такое возможно.

Драгомир:  Ну туда можешь вписать наши планы) или что то типа соблазнить воителя.
Влад: засосать по гланды в темной пещере х)
в окружении толпы нечести, просто потому что от этого мужика пахнет лучше, чем от толпы зомбарей х)


СВЯЗЬ: 603871577

http://forumuploads.ru/uploads/001a/a9/61/4/25477.png

0

2

Run away till I hear no sound, run away cause I have no choice
Run away from the haunting noise,  run away the bloodhound boys

Казалось бы, толстая шкура, густой мех, быстрый бег – и не страшна тебе зима. Ан нет. Даже когда ты волколак, это время года переносится ничуть не лучше, чем, если бы ты был человеком. Прибавьте еще к этому тот факт, что эту самую зиму вы должны блуждать по местам, где только покойники водятся. Радовало одно – зловония было меньше. Да и ходячие трупы разлагались медленнее. Тащемта, жить можно, хоть и со скрипом старой двери. Кстати о дверях и доме…
Я на секунду замедлил бег, тут же ощущая сковывающий холод. Надо бы бабке хату починить. Эта мысль была так несвойственна волчьей натуре, что я даже чихнул. И сколько, спрашивалось, я так уже бегал? Долго - это понятно. Настолько же, насколько и то, что понятие это слишком растяжимое. Зиму точно отбегал, не пора ли было возвращаться? Нет, совершенно точно и однозначно, потому что цель моего пребывания в своеобразной ссылке, еще не была обнаружена. Не то, чтобы сейчас мне хотелось убивать так же сильно, как в тот момент, когда батяня выгонял меня из дому, но я все еще чувствовал это чувство. Вот же, холера!
Когда ноги начали утопать в хлюпкой грязи, которая грозила засосать меня в недра некоего подобия болота, я снова дернул с места вперед, улавливая запахи и звуки, которые наполняли лес. Или должны были наполнять, так как сейчас здесь царила слишком уж подозрительная тишина. А вот запахи... я снова чихнул, но на этот раз останавливаться не стал. В воздухе витал, оседая на языке, привкус меди и это был не добрый знак. Так пахла кровь. На самом деле, я не думал, что это хорошая идея идти по этому следу, но инстинкты хищника имели свое мнение на этот счет.
Поляна, если это можно было так назвать, была пуста. Так казалось только на первый взгляд, потому что черное в темноте становится почти незримым, даже если ты прекрасно видишь ночью. Если кто-то считает, что быть сверхъестественным существом - это круто, то он ошибается. И это даже не считая идущих по твоему следу разного рода охотников.
В этом мире было мало такого, чего я мог бояться. По крайней мере всякая опасность, которую я встречал в этих лесах, не вызывала во мне приступов неконтролируемого страха. В основном, тут водились гули и кто-то схожий им. Но сейчас, пытаясь различить одну тень внутри другой, я чувствовал опасность. Что-то там, во тьме, могло меня убить, но сейчас оно было занято явно чем-то другим. Кем-то,  так как запах крови именно в этом месте достигал своего апогея. И вот в чем штука, я не мог ничего сделать. С другой стороны, я точно так же не мог знать, человек ли или животное стало жертвой. И когда все пошло не так, спрашивается? Ступая назад, стараясь не шуметь, я не переставал смотреть. Может и не стоило.

Are we the hunters, are we the hunted
Are we the monsters, show me the fear under your skin

Я старался держаться от поселений, как можно дальше, но в тот момент решил, что разузнать все у местных было бы не плохо. Именно поэтому ближайшим днем оказался в деревне. Не сказать, что было простой задачей скинуть шкуру зверя и принять человеческий вид. Но я справился, поэтому при виде меня никто не бросался с криками и визгом. Ну, или как должны реагировать нормальные люди на то, что перед ними на задних лапах ходит здоровенный волк? Вот и я не знаю.
Деревня была сродни тем, которые обсыпали границы мертвых земель. Иногда я задавался вопросом - зачем? Зачем строить дома так близко к этим местам, чтобы жить в постоянном страхе перед неизвестностью и скорой смертью? И хоть на половину я и был человеком, но все равно не находил ответа на свой вопрос. Вот бабка моя, да, у нее была причина жить рядом с этим лесом. Ровно, как и у ее ученицы. Но люди… И я даже не удивился, что пропал ребенок, а потом и охотник, который отправился на его поиски. Возможно, расправу над ним я и лицезрел две ночи назад.  И это было плохо. Очень и очень, потому что запах паники я ощущал так же четко, как и запах крови в лесу. Знать бы еще, кто был причиной пропажи этих людей.
У селян была догадка, и она тоже мне не нравилась. Кажется, кто-то заметил в лесу меня.
Просто великолепно.
Ровно, как и появление ведьмака. Молодую девушку я заприметил еще издалека. Одежда, снаряжение и, конечно же, глаза. Нужно было убираться из этого места, как можно быстрее. Это было своеобразным озарением. Все это было очень скверно. С другой стороны, теперь было кому убить чудовище и хоть на время облегчить жизнь людям в деревне. Тогда почему же я не торопился уходить? Ах, да. Ведьмака наняли убить волколака, а не неизвестное нечто. Хотя, может быть, всему был виной мой недуг, и дело действительно было в другом оборотне? Это заставляло задуматься. Вот жеж…

Life is a game, are you gonna play now, should I run away are you gonna stay now
Who can you trust, are you one of us

Нагнать охотника, - думаю узнай об этом мой батя или еще хуже, маман, то моя голова покоилась бы у них на каминной полке, - оказалось не так сложно. К тому же, рано или поздно она должна была найти место, где убили охотника. Я все еще называл это место так, потому что гнал от себя прочь мысль о том, что ребенок погиб так. Конечно, может я наивен, но пока не нашел и не увидел труп, всегда есть надежда. Кажется, за это обычно и цепляются люди. Как цеплялся охотник, уходя в лес. Найти ребенка, который возможно просто потерялся. Как плохо, что мы жили не в сказке.
И снова поляна утопала во тьме. Но на этот раз она разбивалась лунным светом. Было так же тихо и это настораживало, как и полное отсутствие страха. Не было того самого ощущения. Для того, чтобы удостоверится, я оббежал поляну по периметру, оставаясь в достаточной стороне, чтобы меня не заметили. Но нет, ничего. Полный ноль, не считая запаха уже порядком подтухшего человека. Кстати об этом.
Я обернулся обратно к поляне, где ведьмак осматривала труп. И это было самой большой неосторожностью с моей стороны, потому что в следующий момент мы смотрели друг на друга. А потом она потянулась к мечу. Ну вот. В этот момент я ощутил всю иронию происходящего, а так же злость от того, что, кажется, меня хорошо так подставили. И кому, спрашивается, я успел насолить?
Я смутно представлял, что делать дальше. С одной стороны, я мог обратиться и все объяснить, но станут ли меня слушать? С другой, мог просто убежать, но не последуют ли, учитывая, что как бы заказ и за шкуру волколака заплачено. От подобных раздумий у меня даже зачесалось ухо, отчего я пару раз поскреб за ним задней лапой. А потом рванул. Прочь, если быть точным. Бросаться на меч в мои планы не входило, поэтому я рванул дальше в лес. Даже если и обращаться в человека, неплохо было бы там, где есть одежда. Кажется, свою прошлую я оставил где-то недалеко. А вы думали, что, я ее где-то в зубах таскаю за собой?
Петляя между деревьями, я остановился у скального обрыва, который уходил ввысь, испещренный редкими пещерами. Одни были крупнее, другие меньше. Конечно бросать одежду тут было рискованно, но чем богаты.
- Стой, - я поднял руки и выставил их перед собой, снова встречаясь взглядом с ведьмачкой. Слава богу, штаны успел нацепить, поэтому это все выглядело не так комично, как могло бы. – Что бы ты ни думала, это не я. Когда…. Когда я пришел сюда, охотник был уже мертв. А где ребенок, я без понятия.
Я говорил как можно более спокойнее, то и дело сбиваясь дыханием после бега и последующего обращения. Наверное именно по звукам последнего меня можно было нагнать и отыскать в этих скалах, но да ладно. Чего греха таить, это было до ужаса больно. И как-то сдерживаться не было смысла. Ночами в лесу крики иногда раздавались такие, что мой вой был просто очередной песней на луну.
- Я не убиваю людей. И ведьмаков, - добавил я. – А если начну, убьюсь сам.
Я не стал говорить, что скорее всего меня убьет мой папаша. Потому что за этот факт он бы тоже меня убил. Проще было делать вид, что я одиночка и стаи у меня нет. Да и в какой-то степени оно так и было. По крайней мере, до той поры, как я не найду способ контролировать себя.
- Но, там что-то было на поляне. Той ночью, когда умер охотник. Что-то большое.

0

3

https://i.imgur.com/x8Jw5AO.png

I can feel it burning in my veins like a fire...
In my blood, in my blood
Run the clock, but don’t surrender
To the creatures of the night

Он определенно был рад тому факту, что его не убили. Даже выдохнул, когда меч скользнул прочь от его шеи, а потом скрылся в ножнах за чужой спиной. Что определенно радовало, ибо помирать вот так нелепо, не очень-то хотелось. Как и умирать в целом. Но если уж был выбор, то Влад точно умер бы какой-нибудь другой смертью. Точно так же, он был рад тому, что его глаза оставались голубыми, как дневное небо в ясную погоду над головой. Учитывая, каким неспокойным был зверь, то волколак не удивился, стань они снова янтарными. И не спрашивайте, откуда он знал, что они все еще нормального, человеческого цвета. Кстати, о звере.
- А я бы запомнил, как чинил крышу в казарме, - в свою очередь ответил Моргенштерн, копируя чужую усмешку. Ответ ему мало что дал, но чего он ожидал? Что они давние друзья? ну-ну. А вот чужую руку принимать не торопился. В голове стало как-то подозрительно тихо и спокойно, отчего плотник даже застыл, так непривычно это было. Он, как идиот, смотрел на чужие пальцы. Все это становилось все более и более интригующим. Хотя казалось бы, после встречи с Бесом, его ничто не должно было удивлять и интриговать. Но люди имели врождённую привычку удивлять тогда, когда не ждешь.
Убедившись, что внезапно не превратиться в чудовище из сказок и не сожрет, - или умрет, что более вероятно, - своих «спасителей», Влад сжал чужую руку и встал на ноги перед Драгомиром. Быть рядом с живыми людьми, ему определенно нравилось больше, чем с мертвыми. К тому же, несмотря на то, что от воинов несло так, как полагается дозорным после недель пеших прогулок под дождем, снегом и ночевке на земле,  было еще кое-что. Стоя сейчас, рядом с их командиром, Влад точно мог сказать, что найдет его по запаху, где бы он не находился, потому что была еще одна нота, которая пробивалась через все остальное. Особенно остро он ее почувствовал, когда чужая свободная рука задержалась на его плече. И ликан бы не обратил на это внимание, если бы тот как-то подозрительно не откашлялся. «Занятно».
- Да, - кивнул плотник, на слова про кроликов. – Зима была слишком холодной. Поэтому кого не съели, те умерли. Так что вам еще повезло. Из-за этого и хищники совсем наглыми стали. То тут, то там волки нападают на селян, потому что жрать нечего. И хорошо если волки.
Моргенштерн сел с другой стороны костра от воина, привалившись спиной толи к камню, толи к пню. На самом деле, холод он чувствовал редко. В основном зимой, когда снег налипал на шерсть, а вокруг гулял ветер. О, да, этой зимой он буквально прочувствовал всю любовь погоды.
- У меня там родных не было, - он пожал плечами. – Но вот оглядеться следует. У тебя, дядя-командир бывало такое чувство, когда точно знаешь, куда смотреть, но слишком уж боишься?
Парень пытался снова перехватить чужой взгляд, но тщетно. Воин полностью сосредоточился на крольчатине, от которой достаточно вкусно пахло. Он ведь совершенно точно не соврал, когда сказал, что не ел уже дня три. Если не больше. Будучи в зверином обличье, он вообще иногда терял чувство времени, потому что для волка оно ощущается по-другому. Теперь же, он возвращался к привычному мироощущению, сосредотачивая внимание на более приземленных вещах. Хотя куда уж приземлённее инстинктов хищника?
- Плохое у меня предчувствие,  дядь, - покачал он головой. – По поводу той деревни и тех хат. Когда это видели, что нечисть оставляет после себя дома целые. Да и даже если целые, то хотя бы дверь там, аль окно, должны были быть выбиты.
Моргенштерн рассмеялся про себя, только сейчас понимая, что в попытке отыскать решение своих проблем попадал из одной передряги в другую. Может быть, он не то место выбрал? А где же еще подобное найти можно было, но менее опасное? Да и было ли где сейчас менее опасно, учитывая обстановку между народами и королевствами? Парень отвлекся от этой мысли, когда воин снова заговорил, на этот раз про палатку.
- От теплого костра, да в хладный шатер? – улыбнулся он, внимательно наблюдая за человеком напротив. – Один уж точно не пойду.
У Влада в голове крутилась еще одна мысль, но он ее приберег как-нибудь на потом. К тому же, разговор только начинался, так зачем раскрывать главные козыри вот сейчас? Да и не был он уверен в том, что подобного рода приставания не обернутся ему боком. Голову ему хоть и не отрезали, но никто не говорил, что дальнейшие поползновения в эту сторону будут восприняты так же спокойно.
- О себе? Я и так все рассказал. Да и даже если есть что, то это уже не честно получается, - он развел руками, а потом сел удобнее, поджимая одну ногу под себя, а другую сгибая в колене и кладя на нее руку. – Ты обо мне вон сколько ведаешь, а я о тебе ничего. Кроме того, что сегодня побуду почти как барышня в беде, которую ты, дядя-командир, со своим отрядом охранять будете.
К тому же, волколак не очень понимал, что такого от него хочет узнать этот человек. Он даже батьке своему меньше за раз рассказывал. И врал. Хотя, в данном случае ложь была оправдана. Чего греха таить, он доверял этому человеку настолько е, насколько любому другому. И будет доверять, пока тот не решит ткнуть его мечом. А ведь он же решит, если узнает. Стало как-то внезапно тоскливо. И чувство это опять же шло не совсем от него.

0

4

- Может быть и так, - в тон Драгомиру откликнулся парень. На самом деле, тот был недалек от правды, и Владу действительно было не все равно, случится в той деревне что-то или нет. Потому что он был из тех, кто пытается беду предотвратить, - ну или предупредить о ней, - чем решать все грубой силой, которая приводит к плачевным исходам. Да и чувствовать себя виноватым, - что непременно произойдет в любом случае, -  он тоже не хотел.

- Мне подходит, - откликнулся Влад с улыбкой и даже не соврал.

- Разбираешься в травах, значит?

- Я запомню, - кивнул волколак. – В любом случае, как ты и сказал раньше, тут слишком много посторонних, чтобы я грел тебя объятиями.
На этот раз он не пытался дразнить, просто констатировал факт. Конечно, он мог спокойно это сделать,

0


Вы здесь » Portas Inferi » Все о Нас » Vlad Morgenstern, 35