Portas Inferi

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Portas Inferi » Игры Кроссы » Philip Van der Decken.


Philip Van der Decken.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/cokr5k7.gif
Родриго Санторо

ПОЛНОЕ ИМЯ:
Филипп Ван дер Деккен|Philip Van der Decken.
ПРОЗВИЩЕ:
Дэйви Джонс.
ГОДЫ ЖИЗНИ:
Родился в 1630, потонул с Голландцем, сняв проклятье с отца, в 1670. На самом деле нигде нет дат. Единственное упоминание в романе, половина 17 столетия, когда Филиппу 19-20. Если брать за половину 1650, то как-то так и получается. А вот со временем снятия проклятья все сложнее, ибо оно произошло через много лет после того, как жену казнили и Фил успел состарится и посидеть, хотя при этом его внешний вид из-за безумия делал его старше, чем он был на самом деле. Но, пускай будет 40. На момент смерти. Ну и после нее выглядит все на тот же возраст. Только не седой.
ФРАКЦИЯ:
Я не на чьей стороне, ибо на моей никого нет!(С) Но Кракен рядом проплывал.
Капитан Летучего Голландца, сын первого - Генрика Ван дер Деккена, которого проклял Бог за то, что тот поклялся на иконе, что обогнет мыс Доброй Надежды.

» Биография
- Родился в половине XVII столетия в городке Терноз, на острове Шельда в небольшом домишке, опрятного и привлекательного, ухоженного вида. И как бы странно то не звучало, но по мере взросления Фила, вид этого дома менялся от цветущего к запущенному, как будто внешний вид дома, соответствовал истории его семьи. А может дело было просто в том, что по мере старения, у его матери оставалось все меньше сил, чтобы следить за ним.
- Жил с матерью долгое время, пока не решил попытать счастья и спасти отца от проклятья Голландца, о котором узнал из ее письма после ее смерти.
- Ушел служить на флот в возрасте 19-20 лет. Как говорил для того, чтобы сделать что-то хорошее для себя и для матери и не подохнуть от голода.
- Служил Галландской Ост-Индской компании.
- Узнав от матери, что на самом деле случилось с его отцом в последнем его плаваньи, забрал ее письмо и некую сумму. Отправится на поиски ему помешал только тот факт, что лечащий врач матери, выкрал у Фила ту самую реликвию, на которой его отец поклялся обогнуть Мыс Доброй Надежды и которая нужна была для снятия проклятья. Вернуть похищенную вещь, помогла дочь врача, на которой вскоре и женился Ван дер Деккен.
- Немногим позже, после женитьбы отправился в Ост-Индию, в поисках корабля отца, но в пути опять-таки столкнулся с некоторыми препятствиями на пути к своей цели, включая встречу с призраком рулевого, которого в свое время, еще будучи живым, его отец убил из-за бунта на своем корабле. На протяжении всего своего пути, встречался с демоническим рулевым, который логично, что не старел.
- В своих поисках отца успел сойти с ума и отсидеть в психушке, после чего все-таки вернул себе душевное спокойствие, хотя только для того, чтобы закончить начатое и, наконец, умереть. В своем последнем путешествии снова встретил Шрифтера, и после прощения последнего, таки смог передать реликвию отцу и пошел ко дну вместе с ним и его судном. На этом казалось бы история Голландца была закончена.
- Люди никогда не читают мелкий шрифт, но в этой истории он не только был мелким, но еще и смылся от времени. Ван дер Деккен старший был прощен и обрел мир, а вот сам корабль был проклят уже даже не самим капитаном, но семьями тех, кто погиб за годы его плаванья. И теперь уже младшему предстояло нести эту ношу.
- В одном из своих путешествий, теперь уже в виде призрака, поспорил с дьяволом на свою душу, в порыве безумия, конечно же, и теперь периодически играет с тем в кости, как говорят, до судного дня. Ставка в игре всегда одна и та же, и пока что удача на стороне Дэйви Джонса. Ну или просто его оппоненту хочется, чтобы он так думал.
- Свое прозвище получил, уже будучи в водах Карибского Бассейна. До сих пор не знает, почему тамошние жители назвали его именно этим именем, но Филу как-то все равно. Называют и называют, к тому же, кажется, что это вселяет страх больший, чем сам факт того, что корабль-призрак существует.
- Основная обязанность - перевозить на тот свет души умерших в море. Должен делать это до того момента, как число перевезенных не достигнет числа погибших от рук Голландца, но из-за приступов безумия, в которых корабль топит несчастных, этот счет никак не сравняется.
- Раз в десять лет может сойти на берег, что каждый раз вызывает в капитане большее раздражение, чем радость от самого факта того, что нога ступит на землю, так как это больше похоже на издевательство, нежели на хорошую сторону проклятья. И каждый раз его команда удивляется сему факту.
- В одной из игр в кости заимел себе на помощь чудовище морское, которого никто не видывал, но все о нем слышали. Как будто сам таким не являлся. Так или иначе, некоторый нарцисизм этой ставки, сыграл ему на руку, и Дьявол дал Ван дер Деккену возможность призывать Кракена. Очень любит свою зверушку и периодически играет с ним в прятки.
- После смерти жены и становления призраком не имел ни с кем каких-либо мало-мальских отношений, что периодически выливается в шутки со стороны команды. Тех ее членов, которые знают капитана достаточно давно, чтобы шутить об этом и не быть скормленными его ручной зверушке. Таких на корабле не так уж и много, потому как собирать команду новоиспеченному Дэйви Джонсу пришлось с нуля. И на самом деле, когда ты призрак, то сделать это не так уж и легко, если не сказать – невозможно.
- Каждый раз, натыкаясь на истории о себе, улыбается, а иногда даже откровенно ржет, просто потому, что ни одна не попадает в точку, но при этом все они рассказывают историю его жизни. Кроме момента про сундук. Сундука не было, хоть он и пытался. Пару раз. На сотый – забил. Что до людей, которые рассказывают эти истории. Ну, на то они и люди чтобы все приукрашивать и романтизировать. На самом деле, сердце его умерло вместе с женой и вряд ли, когда-нибудь оно снова начнет биться. Фигурально выражаясь, конечно же, ибо, как известно, у призраков сердца нет.

» Характер

Упертый и порывистый.  До своей службы и соответственно до своей смерти, создавал впечатление смелого, уверенного в себе человека, который раз дав себе слово – никогда его не нарушал и шел к своей цели, при этом беззаботно сидя на мачте, столе или борту корабля и покачивая ногами в воздухе в так насвистываемой им песни. А если хорошо так подумать, то ассоциация с характером Ван дер Деккена - море, как оно есть. Сейчас он спокойный и рассудительный аки штиль, а в другой момент буйный и неукротимый, аки шторм. Пожалуй, после смерти своей, он не изменился, а наоборот стал таким, каким не мог бы быть при жизни. Два лица, два разных капитана и лица эти никак не противодействуют друг другу, а наоборот дополняют. Потому как нельзя десятками лет бороздить моря обоих миров и оставаться нормальным.

- Справа по борту, капитан! Очертания корабля и он приближается!
Мужчина, стоящий поодаль от рулевого, повернул голову  в ту сторону, куда указывал впередсмотрящий. Действительно, там, медленно выплывая из тумана, выплывал корабль. Но его скорость была обманчива, ибо только что он был на расстоянии нескольких сотен метров, а вот уже его борта возвышаются над ними, заслоняя тенью солнце. В голове моряка озарением пробегает догадка, которой не суждено быть проверенной. Он теряет команду один за другим, в то время, как вражеский капитан идет по борту его корабля, сея смерть. Он видит его призрачную улыбку, напоминающую оскал и понимает, что человек этот безумен настолько, что ему все равно, как близко они находятся от ближайшего порта. Еще какое-то время, в голове управляющего бригом теплица надежда на то, что вскоре покажется еще корабль, который пришел бы на подмогу, но она исчезает, стоит только безумцу подойти на расстояние удара. И тут он понимает, что судьба его была решена еще задолго до того, как смотрящий увидел чужое судно. «До встречи за столом у Дьявола», смеется ему в лицо убийца. Все же, в отличие от его догадки это были не пираты, даже близко не они, хоть в этот момент Филиппа и можно было назвать этим словом. Правда, в отличие от пиратов он убивал не для того, чтобы грабить, а для того, чтобы убить. «На дно их! Один мой старый знакомый уже проголодался!»

___/\___/\___

- Капитан? – старпом поравнялся с Ван дер Деккеном, пытаясь понять, что же тот видит, вглядываясь в дали мертвого моря. Капитан Голландца не ответил, но не потому, что ему не было что ответить, просто его сознание было далеко не здесь, а там, где их ждали. Наконец, пару раз моргнув, он повернул голову и усмехнулся. Голос его был тих и нес все оттенки усталости своего обладателя:
- Еще один. Всплываем
Старпом кивнул и принялся раздавать приказы. Ему не нужно был курс, его задачей было перевести корабль через грань, а дальше их поведет уже воля человека, который был навеки связан с судном. Медленно, Голландец поднялся со дна океана: сначала мачты, а потом уже и корпус. Они всплыли в нескольких метрах от тонущего фрегата, на котором не было живых и почти не осталось мертвых. Его капитан ходил между умерших, положив руки на пояс брюк, и дотрагивался до каждого, кто должен был этим днем отправиться на другую сторону. Да, кажется сегодня, в очередной раз их борт пополниться людьми, которые еще вчера жили, а сейчас. Сейчас их уже ничего не ждало. Кроме их корабля и их капитана.

» Способности
От владения оружием, до подметания пола. нет, мне действительно нравится этот вариант XD
Играет на органе, хорошо стреляет, но шпагой владеет все же лучше. По рождению – левша, но из-за ранения руки, пришлось переучиваться на правую руку. Этот дефект сохранился и после смерти, хотя временами, особенно в порывах безумия, фехтует двумя клинками.
Так как прошел всю цепочку на службе на корабле от юнги, до капитана, то обладает всеми соответствующими навыками.
Очень удачлив, настолько, чтобы выиграть в кости у черта.
А еще очень любит рыбалку. Если вылавливание мертвецов можно так назвать. Хотя нет, рыбалку он тоже любит.
» Связь с вами
Пинать Эрика, он пнет меня... наверное... главное чтобы ласково и нежно, а не....
» Пробный пост
— Не уходи в море, Филипп, прошу тебя!
Он стоял, оперевшись локтями на борт корабля и перекатывал между пальцев монету. Ту самую, что ацтеки преподнесли в дар за свои жизни. Золото было проклято, но так уж вышло, что раз попав под действие одного проклятья – другие на тебя не действуют. А ему… ему приносило спокойствие, вот так вот стоять и наблюдать за тем, как мимо пролетают чайки. Изредка, он видел вдалеке корабли и думал о том, как тяжело было его отцу, когда точно так же, он со своей командой пытался передать послания родным, даже не зная, что те уже давно умерли.
Сам Голландец дрейфовал на волнах, оставаясь незамеченными для других, хотя еще только пару часов назад, его имели возможность лицезреть все, кто проплывал мимо южных островов. Пираты по большей части. В тот день, когда он только попал в положение капитана, то думал, что это долго. Долго перевозить команду одного судна на берег смерти, но как оказалось, что это занимает не более чем пару минут, а то и секунд. И только получив эту возможность, он ощутил то, насколько же частая гостья Смерть в мировых водах. Иногда, ему это надоедало и тогда он отказывал своему обязательству. Но потом все же возвращался к ним. Двойственность натуры помогала ему жить в этом мире. Хотя нет, не жить, но существовать, скитаться по морям, выискивая тех, чей срок пришел. И самое забавное было то, что некоторые думали сбежать. Таких приходилось выслеживать, ждать, пока они сбегут с берега. Многие моряки думали, что смогут отсидеться на суше, но так уж вышло, что море звало их обратно. В свои воды, в родные места и их уже там ждал он.
- Фил, тут послание от твоей… твоего… кароче с берега.
Он протянул руку через плечо и взял письмо, которое принесла птица. Сама по себе на его лицо наползла улыбка, медленно расплывающаяся от уха до уха. Не было ничего слаще охоты. И уже только по этой реакции, гонец понял что было в письме.
- А ну все проснулись! – гаркнул капитан, сжимая пергамент в кулаке. – Нас ждет долгая поездочка на другой край моря. И только, Гек, попробуй завести нас снова в шторм, я из твоих рук кубок сделаю!
Юнга вздрогнул и ретировался заниматься своими делами. Ровно как и рулевой мысленно перекрестился, чтобы его руки не угодили на стол капитана. Как-то раз они уже там побывали, и снова он этого пережить не хотел бы. Единым сейчас в команде было одно, знание того, что один из беглецов нашелся, а значит, впереди их ждало сражение, пусть даже, скорее всего, оно и не будет  таким уж и долгим. Все же, преимущество почти всегда было на их стороне.
Капитан же их скрылся в каюте, но только на некоторое время, а когда появился вновь в его руках была огромная колотушка, которая с размаху опустилась на поверхность гонга. Никто и никогда не слышал его звона. Только видели, как медная вогнутая пластина вибрирует, отсылая звук куда-то в неизвестность, в ту бездну, где спал гигантский спрут – Кракен. Самый любимый и самый устрашающий любимец капитана. Никто не знал, откуда он приходит и куда уходит. Да и как это все действует тоже. Просто, капитан бил в гонг, а тот приплывал.  Вот и сейчас, вскоре после удара, воды в стороне от них покрылась рябью, характерную тому, что под толщей кто-то плывет и этот кто-то не уступает в скорости самому кораблю.
Филипп отбросил колотушку быстрее, чем послышался первый звон. О, да, он слышал этот зов не хуже, чем тот, кому он предназначался. С веселой, по детски, улыбкой он подскочил к тому борту, откуда должен был приплыть его друг. На самом деле, местами безумный капитан считал это животное своим другом, поэтому стоило воде разъехаться, как он без задней мысли нырнул за борт, хватаясь за то, что привык называть спиной Кракена. И одной из причин сделать это, у него было то, что существо передвигалось намного быстрее, чем корабль. Именно поэтому они оказались у цели намного скорее, чем сам Голландец.
Он спрыгнул на палубу корабля и выпрямился, не замечая паники. Он шел среди этих вопящих людей, которые наконец увидели худший свой кошмар в виде многих миллионов зубов моллюска и теперь не знали, как им спасти.
- Выходи, Фрэнсис, я знаю, что ты здесь! – на всю палубу крикнул Ван дер Деккен, раскинув руки в стороны. – Я говорил, что тебе не уйти, что ты мой. Выходи и может быть эти людишки останутся в живых. Хотя беря в расчет твою натуру, то тебе на них плевать. А вот им на свои жизни не очень…

0

2

TEverybody knows the war is over // Everybody knows the good guys lost // Everybody knows the fight was fixed // The poor stay poor, the rich get rich // That's how it goes // Everybody knows // Он не хотел умирать, с другой стороны, он уже был мертв. Причем мертс настолько, что никто и ничто не могло его согреть. А еще он не хотел умирать в этом жьяволом построенном отеле, под названием Кортес, где каждая заблудшая душа, имеющая незавершенные дела, могла блуждать по нлмеоам и коридорам вечно. Но не вечность в этом лабиринте его пугала, нет он просто не хотел умирать, навсегда оставаясь среди ее бывших и действующих любовников. Ее - Графини.

0


Вы здесь » Portas Inferi » Игры Кроссы » Philip Van der Decken.