Portas Inferi

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Portas Inferi » Игры Кроссы » What kind of man...?


What kind of man...?

Сообщений 1 страница 10 из 14

1

What kind of man...?
[Prototype  :  Dead Space  :  LotR]

https://i.imgur.com/jwbmXYM.png
what kind of man do you want to be?


Участники
Mercer & Sauron

Время и место
Станция Титан, орбита Сатурна.
3 года после Ишимуры.

Сюжет
Говорят, что время, как река. Но должно быть у их реки слишком много ответвлений, потому что для одного прошло несколько жизней, для другого одна и еще немного. Для Айзека Кларка же всего 3 года. А у Судьбы всегда свое мнение по тому или иному вопросу, и она не будет спрашивать вас, как ей лучше поступить.

0

2

Я никогда не задумывался о том, насколько я силен. В одних мирах, меня считали богом из-за моей силы, в других я был обычным человеком, просто более сильным, чем остальные. Магия всегда оставалась при мне, каждый раз адаптируясь под окружающие ее реалии, она часть меня или же, если хотите – неотъемлемая часть моего существования. И благодаря ей, я всегда знал, что чтобы не случилось и чтобы не произошло, я буду продолжать жить, не сейчас, так потом и этот цикл никогда не прервется. Вот только в тот день, стоя на уцелевшей крыше, только каким-то чудом не рухнувшего здания, я стал задумываться о том, насколько безгранична моя магия. Насколько силен был я, насколько сильным мироздание позволяло мне быть? Смог бы я победить того, кто с такой легкостью закатал Алекса Мерсера и всех его детей в асфальт? Сдерживался ли сам, находя причину в том, что мир меня окружающий меня же и ограничивает?  Я просто не стал проверять, так как и без этого, мое пребывание в этом мире не осталось незаметным, более того еще немного и люди поняли бы, что Алекс Мерсер не единственная угроза, которая ходит среди них.
You win or you die... Слабые всегда уходят в небытие под гнетом более сильных, но разве был Мерсер настолько слабым? Или же это я, - это мысль и льстила и раздражала одновременно, - сделал его слабым? В моей голове было слишком много вопросов, на которые в данный момент не удавалось найти ответа. Над ними нужно было размышлять, а это трудно сделать, когда за тобой по пятам следует погоня, желая не то убить, не то разделать для опытов. Чего я не мог допустить в любом случае. Даже задумывать о том, что смогут сделать люди, попади им в руки кто-то вроде меня. Да, им нужно будет еще меня сдержать, но практика показывала, что их упорству нет предела. Да и их жажда жить, была сильнее, чем у любого другого живого существа. Это я знал не понаслышке.  Да и честно признаться, после битвы с Парией и уничтожения всех порождений вируса, мне нечего было делать в этом мире, да и нынешнее тело мне тоже начало надоедать. И стоя перед очередным выбором, я знал, что, в общем-то, его и нет, потому, как у судьбы всегда свои планы и обычно твое мнение для нее не важно…

✩✩✩

- Айзек, хватит в меня стрелять!
Кларк заколебался и этого мне хватило, чтобы выбить оружие из его рук. О, да, я снова был в компании этого горе спасителя и его лучших друзей - Некроморфов. Правда, в этот раз мне не пришлось вырастать из ребенка во взрослого. Я просто ощутил, что живу и что у меня есть тело. Особенно явно, когда один из мертвецов решил проверить в очередной раз, насколько этот человек в черном плаще вкусный. И так уж получилось, что его самого отправили на шашлык. А потом, мне только и оставалось, что искать того, кого призвал меня сюда. Я блуждал по коридорам станции, которые отличались от Ишимуры. За окнами хоть и был космос, но так же был виден город, ну или, по крайней мере, его подобие. Станция Титан – гласило название на картах, что периодически попадались мне на пути, и каждый раз в голове была мысль о том, что люди слишком уж любят пафосные названия.
Каково было мое удивление, когда в одном из коридоров, я наткнулся на старого и доброго знакомого инженера с корабля Ишимура. То есть это конечно не должно было меня удивлять, наверное. Но ведь, сколько времени прошло? После смерти на Ишимуре я прожил несколько жизней. Одну снова с Алексом и несколько после того, причем это была явно какая-то ирония, ибо каждый раз меня забрасывало либо так же в космос, к группам колонистов или того похуже, либо на Землю, которая по тем или иным причинам была мертва.
- Это снова я. Знаешь, в прошлый раз я думал, что меня сюда затащил Обелиск, но как мы оба знаем - он уничтожен. Признайся Кларк, ты просто маг отшельник который на меня молится и призывает? – Моему веселью не было предела. Качая головой, я вышел из укрытия и сделал несколько шагов в сторону человека, чтобы он мог меня разглядеть. Все же, вокруг царил полумрак, да еще и непонятный туман, атмосферу не улучшал. Несколько мгновений, Айзек смотрел на меня, после чего его шлем сложился, и на его открывшимся лице я увидел узнавание вперемешку с удивлением.
- Что?  Ты же умер...
- Умер, но понимаешь, в бессмертии есть свои плюсы, сейчас тебя убивают, а уже через минуту ты пьешь виски на Боро-Боро. Но не будем об этом, почему ты снова в окружении своих друзей из Обелиска?
И Кларк честно хотел мне ответить, но по последующей его реакции я понял, что за мной кто-то есть, и этот кто-то пытается меня убить. Вздохнув, я успел обернуться, и на пути тяжеловесной клешни встала моя рука в броне. Ноги проехались по полу, едва не собирая его гармошкой и в конечном итоге утопая в железе по щиколотку. Нет, парни, не в этот раз, подумал я, впечатывая другую руку в то место, где у нормальных живых существ обычно находится висок и отдирая голову от тела. Кровь залила и некроморфа, и пол и, частично меня. Останки чудовища упали на пол, и как оказалось, он был не единственным. Я только вздохнул.
- Ладно, давайте сразу всей кучей, а то по одному вас накладно убивать. - Махнул я рукой, отсылая огненный шар, который бомбой взорвался в центре толпы, обжигая ту огнем. То единственное, что оказалось единым во всех мирах - огонь лучшее средство от любой заразы. Кларк тем временем перезаряжал оружие и приводил в порядок себя. Ну еще бы, ему же сказали, что я бессмертный, а значит можно передохнуть. Ладно, не важно. Я пошел вперед, периодически отметая с дороги тела, которые начинали мешать. В прошлый раз было сложнее, или все же нет? Это было трудно определить, так как магию сдерживал Обелиск, а сейчас она была в полном моем распоряжении. 
Цепь коридоров закончилась и мы вышли в просторный зал, заваленный разбитой аппаратурой. Ближе к его центру толпились некроморфы, тщетно пытаясь преодолеть огненный барьер, который отделял от них что-то или кого-то.
- Кто-то еще выжил? - я посмотрел на Айзека. Периодически, он с кем-то связывался по переговорному устройству, но, как было ясно из этих диалогов – связной находился где-то еще.
- Иногда попадаются, но это не наших рук дело. Честно? Больше похоже на твое... - он сделал жест рукой, в которой держал резак, описывая, что конкретно имеет ввиду. Магию. И если так подумать, то в чем-то он был прав. Я ощущал в этом огне что-то знакомое. Как будто встречал это ранее или же... Не найдя способа лучше, я перенес нас внутрь кольца, для того, чтобы проверить свою догадку. Не то, чтобы Айзек был рад такому, вообще, почему-то все, кого я встречал, были против переноса, но кто их спрашивал?
Вопрос сейчас стоял в другом. Единственный и последний маг, - кроме меня конечно, - которого я встречал, исчез после того, как станция Севастополь была уничтожена Амандой Рипли. И спрашивается, откуда здесь могла быть тогда магия?
- Почему они не могут пройти? Они же не горят от этого огня...
Я не слышал, что говорил Айзек, который рассматривал барьер и некроморфов по ту сторону. Кто бы поверил, что Темный Властелин может впасть в ступор и не замечать ничего. Я подошел к противоположному краю щита. Там стояла больничная каталка, - и тут стоило отметить, что она отличалась ото всех виденных мною ранее, но меня больше интересовал человек, который на ней лежал.
- Алекс? – Он был другим. Выглядел по-другому, но я знал, что это он. Слишком уж много времени мы провели рядом, чтобы я мог отличить его от кого-либо еще. И сказать честно, меня не удивляло, что он жив, а скорее…  - Ты что опять кого-то сожрал и не смог переварить!? А ну просыпайся!
Мне очень хотелось его ударить, а после хорошенько так привести в чувства и снова ударить. Но хотя бы теперь я понял, почему мне огонь казался знакомым. Для того, чтобы убедится на все 200%, я провел рукой над чужим телом. Действительно, малая часть меня, моей магии все еще находилась внутри него и защищала. Вопрос, почему этого не делал вирус, напрашивался сам собой.
- Твой друг, насколько я помню, выглядел по другому в прошлый раз. - Кларк отлип от стены и подошел к нам. - Тоже бессмертный?
- Ну, я видел, как он умер и теперь вижу, что он тут. Поэтому видимо - да. А почему он выглядит по другому... хороший вопрос, ответ на который мы получим только после того, как он проснется. Если раньше щит не закончится и нам не придется разделываться с той толпой снаружи.
Не то, что бы мне очень хотелось снова оказаться наедине с толпой некроморфов, - с этим как раз таки проблем не возникало. А вот то, что мне и так предстояло отчищать любимый плащ от их внутренностей и прочих радостей жизни, которые они источали - да. Пока что душевых на нашем пути не встречалось, но эту надежду я все еще крепко лелеял, надеясь встретится с водой. Все же, вокруг был некогда жилой город и тут как минимум должны были быть квартиры или отсеки для его жителей. И не надо мне говорить, мол, наколдуй дождик. Вы когда-нибудь видели ливень в помещении с грозой и облаками? Вот и я - нет.
- Мерсер? Просыпайся. - Повторил я уже тише, кладя руку на чужой лоб. Конечно, встреча с Парией не прошла бесследно, но ведь он жив и здесь, тогда какого фига не приходит в себя? - Не заставляй меня насиловать тебя ментально, я все еще не горю желанием влезать в мысли других людей буквально. Хотя это иногда и приносит определенный результат, но не в этом случае. Мерсер...
Конечно, была еще одна безумная мысль, как можно его разбудить, но будем честными, мы находились не в сказке, а значит он вряд ли бы сработал. Пока сказочные приемы витали в моей голове, что-то извне, большое и сильное решило влететь в барьер, который задрожал. Ну вот, а все было так хорошо...

[NIC]Sauron[/NIC][STA]Red Eye of...[/STA][AVA]https://i.imgur.com/tn3SQvz.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/4TrEz4b.png[/SGN]

0

3

Everybody knows the war is over // Everybody knows the good guys lost // Everybody knows the fight was fixed // The poor stay poor, the rich get rich // That's how it goes // Everybody knows // Он не хотел умирать, с другой стороны, он уже был мертв. Причем мертв настолько, что никто и ничто не могло его согреть. А еще он не хотел умирать в этом дьяволом построенном отеле, под названием Кортес, где каждая заблудшая душа, имеющая незавершенные дела, могла блуждать по номерам и коридорам вечно. Но не вечность в этом лабиринте его пугала, нет он просто не хотел умирать, навсегда оставаясь среди ее бывших и действующих любовников. Ее - Графини. Женщины, которую он любил, которая, как оказалось, не любила его. И это, пожалуй, действовало на Донована, как нельзя сильно просто потому, что вот уже -дцать лет он был заточен в теле почти что подростка и тело это почти всегда требовало своего. Это постепенно сводило с ума, но сейчас речь не об этом.
Донован не хотел умирать в отеле, не хотел оставаться в нем до конца времен, когда бы они там не настали. Но судьба распорядилась иначе. Очередная шутка от гостеприимного Кортес, где вас встретит обстановка ар-деко и все к ней причитающееся. Не плохие номера, пускай в них помимо вас будет жить еще кто-то, но своих соседей вы не увидите, пока они не решат, что настало время ужина. А что тут падают. Ну... определенно, главным блюдом станете вы сами. И не важно - выпьет ли кто-то вашу кровь, или же затрахает до смерти демон. Ведь это Кортес, место, которому даже в Аду не нашлось места и которое существует само по себе. Пекло в миниатюре, где вы будете вечно болтаться в бесконечном лабиринте, если не найдете чем заняться. В общем, безусловно, Донован не хотел умирать в пределах его стен. Он вроде бы и не умер, так как "самая любимая и обожаемая" мамаша его, вытащила свое оберегаемое чадо на улицу. Но видимо не достаточно далеко, потому что, - вот удивительно, - первое, что увидел Дон открыл глаза после того, как душа покинула его тело - вывеску отеля, которая отсвечивала за окном. И ладно, спустя пять галлонов безвкусной выпивки и пары месяцев истерик, он смирился со своей судьбой, но была одна загвоздка. Смысл его жизни, ради которой он пожертвовал собственной - внезапно стало для него не таким уж и смыслом, что медленно и неотвратимо приближала его к отметке стенающего духа, который и до нормальных людей добраться не может. Как он однажды сам сказал - Жизнь в Кортесе ничто, если у тебя нет с утра хоть крупицы смысла для того, чтобы жить. Вот и у него не было... И он просто умер.
Everybody got this broken feeling \\ Like their father or their dog just died \\ Everybody talking to their pockets\\ Everybody wants a box of chocolates \\ And a long-stem rose \\Everybody knows \\ На самом деле, это стало даже забавным, валяться в кровати, глотая винишко, которое наконец-то стало приобретать хоть какой-то вкус; курить сигареты, которые все так же обжигали легкие, так как что-то легкое курить не хотелось; ширяться наркотой. Уже на каком-то там месяце он забыл, кто он и где он и сколько вообще времени прошло. Нужно было бы выйти и пройтись, но он не видел причины, чтобы это сделать. Или просто не хотел встретиться с матерью, которая точно будет рада тому факту, что ее чадо снова избежало смерти, оставшись в этом отеле с гордым названием Кортес! Пожалуй, он не давал ненависти к матери разрастить до вселенских масштабов по одной простой причине - не хотел превращаться в такое же чудовище, что жило в номере, кажется, Салли или около того, и убивало каждого, кто будет неосторожен остановиться в нем. Как будто у постояльцев был выбор, куда селиться. Да и если так подумать, не было отличий между номерами, максимум, на который можно было рассчитывать - вид из окна. У него, в той комнате, которую он сейчас занимал, форточка выходила на стену соседнего дома и располагалась прямо рядом с углом, где висела вывеска, все его пребывание здесь, издевавшаяся над духом, застрявшим там, где он застревать не хотел. Как ни крути, а вся загробная жизнь Донована была тем еще дерьмом. Пожалуй, Графиня была права, и он действительно остался кретином-подростком, который умирал на ковре от передоза. И сейчас он даже был рад этому и тому, что тонет в своей никчёмности и идиотизме, щедро приправленных юношеским максимализмом. Это давало ему только лишнее преимущество и лишнее доказательство, что его вряд ли найдут.
И вот когда его прочный замок из дыма, галюнов и алкоголя был построен, что-то извне, явно завидуя его спокойствию, решило этот самый замок разрушить. И надо сказать разрушить самым действенным способом. Напомнить ему о том, что помимо его безвозвратно утраченного и никогда не существовавшего Смысла Жизни есть еще одно имя, которое он не прочь повторять несколько раз за ночь, а может и больше, или меньше и имя то было…
Everybody knows that you love me baby \\Everybody knows that you really do \\ Everybody knows that you've been faithful \\ Oh, give or take a night or two \\ Everybody knows you've been discreet \\ But there were so many people you just had to meet \\ Without your clothes \\ Everybody knows \\ «Детектив Лоу», кажется так он тогда сказал. «Наслаждаешься своей жизнью после жизни. Наверное, это нестерпимо противно умереть без возможности встретиться со своей любимой женой и детьми».  Да, он не был вежлив и не заискивал. Не показывал, как сожалеет, в конце концов они ни когда не жалели друг друга открыто. Поддерживали – определенно. Но делали это не так, как делают другие. А может быть просто обходили все эти сопли с сахаром, которые все остальные звали – романтикой. Да и уже то, что он вышел из своего номера, - который позже как-то сам собой стал ИХ номером, - говорило о многом, разве нет? Нет, они определенно не жалели друг друга, когда дышали дымом одной сигареты на двоих, или когда закончив шатать кровать, он рассказывал детективу, что с радостью бы засунул вот эту бутылку виски, которую они сейчас пьют, в задницу своей мамаши и смотрел, как она с ней ходит, словно курица наседка с застрявшим яйцом. Или когда прошлое брало над Лоу верх и он рассказывал, а вернее сказать вываливал на холст краски из убийств и увечий, который он наносил на других. И наверное, это должно было пугать, вот только – они и так были мертвы.
И, в конце концов, они просто не спрашивали о чувствах друг друга по поводу бывших, прекрасно зная чужой ответ. Не видели смысла утруждать себя подобным. И сам собой напрашивался вопрос – «почему?». И наверное когда-нибудь должно было настать время, чтобы произнести его вслух.
And everybody knows that the Plague is coming \\ Everybody knows that it's moving fast \\ Everybody knows that the naked man and woman \\ Are just a shining artifact of the past \\ Everybody knows the scene is dead \\ But there's gonna be a meter on your bed \\ That will disclose \\ What everybody knows \\.
- Ты мне отказал, - Донован открыл глаза и, посмотрев на вошедшего Джона, улыбнулся. Медленно, но его отпускало от очередного прихода. Конечно, на духов не действовали ни наркотики, ни алкоголь. Вернее, все это действовало по-другому. Если ты помнил, какой вкус у Шардонэ, то ты его чувствовал, если нет – то прости, пить тебе одно большое ничто. С наркотой было еще заковыристее, или проще. Он просто знал, что после того, как затянется, то увидит… скорее всего прошлое, как сейчас, но и это было не самым плохим, что можно было увидеть.
Размяв шею, он встал с кровати, не стесняясь малого факта в виде отсутствия одежды и что в общем-то, он под кайфом, Донован сделал пару шагов к своему Смыслу, все еще улыбаясь и неодобрительно покачивая сигаретой между пальцами, почти грозя ей в воздухе перед чужим носом.
- В первый раз, когда я тебя увидел и подошел, ты мне отказал, - бледные пальцы, которые были и при жизни такими, забрали бутылку вискаря из чужих рук. Состояние Дона в скором времени должно было стать обычным и трезвым, но пока он наслаждался отсутствием мыслей, как таковых, выдавая первое, что взбредет в голову, при этом делая глоток из бутылки, а после просто ставя ее на тумбочку рядом с двумя стаканами.
- Что скажите в свое оправдание, а детектив?
Очередная затяжка, которая должна была продлить состояние настояния и застилающая туманом бездонные голубые глаза. Они все еще не жалели друг друга, но если бы он действительно хотел сказать, что-нибудь обидное, то развил бы свою мысль до того, что в общем-то, тогда Лоу сбежал от него к Салли. Ситуацию с Маршем можно опустить, ведь суть была не в нем. Хотя когда это происходящее в отеле, не касалось его создателя?
- But there's gonna be a meter on your bed. That will disclose. What everybody knows.

[NIC]Donovan[/NIC][case]<hr><center><b>D</b>onovan.<hr><small><b>American Horror Story</b></small></center> <hr><center><small>⊗ <b>race:</b> afflicted;</small><br><small>⊗ <b>room:</b> 69;</small><br><small>⊗ <b>you were:</b> a pathetic addict dying on a filthy floor;</small><br> <small>⊗ <b>eternity can be tedious without:</b> something enjoyable to break up the day.<br></small></center><hr>[/case][SGN]https://69.media.tumblr.com/956e50fe4a59c45518f129909abd72a7/tumblr_o11rshVk1n1uain0qo6_400.png[/SGN][STA]"Me and you, for eternity."[/STA][AVA]https://i.pinimg.com/originals/72/21/73/7221736fa9ace0bd18b16c791769ecaf.gif[/AVA]

0

4

“Я облажался” – эта мысль посещала голову Элиота все чаще с тех самых пор, как он стал Верховным Королем Филлори. И еще чаще, когда они с Квентином отправились решать загадку ключа Иллюзий. О последнем он хотя бы не помнил. Ну как не помнил, ровно до тех пор, пока Кью не прочел послание от себя же и тут видимо сработала какая-то меж пространственная дрянь из-за которой их вроде как не состоявшееся будущее в прошлом все же состоялось. Но без них. По теории вероятности они скорее должны были угодить в петлю времени или попасть в день сурка, но магия все еще подчинялась своим, только ей известным законам. То есть не подчинялась вообще никому и ничему, представляя собой скорее Броуновское движение.
И вот он не только Облажался, - именно так с большой буквы, но и можно сказать, что просрал шанс наконец-то быть с тем, кто его действительно любит. Не ради чего-то, не ради себя, а ради него самого. И что самое безумное, он знал правдивость этих чувств. Ахах. Полвека эмоций за минуту и полвека знаний за еще половину. Итого целая минута доказательств, вывалившихся яз Ящика Пандоры. 
- Ты всегда бежишь… - Произнес он уже вслух, обращаясь к бутылке, которую держал в руках. И скорее всего со стороны это выглядело до одури смешно и нелепо. Но в конце концов, его просто заставили повзрослеть, когда он этого не ждал! – Дерьмо.
Кто-то, где-то, что-то делал. Если так подумать то этим кем-то были их(его? чьи-то еще) друзья, решившие пройти очередной квест, подобно героям из книжки. А он вот ни делал ничего, так как его этап был уже пройден, но лучше бы не... Когда в последний раз такое было? Ах, да. С тем самым, который залез в его кровать только ради того, чтобы убить... "Дерьмо". Бутылка лучшего филлорийского полетела в сторону стены, разбиваясь в некоторых сантиметрах от чужого лица. Но сейчас это хотя бы был алкоголь, впрочем, наркота тут была даже слишком доступна, буквально витая в воздухе.
- Верх... - коротышка осекся, стирая с лица и волос потоки алкоголя, вырвавшиеся из разбитого стекла.
- Чего тебе Тик? Король Эллиот занят. Да и король ли он вообще? Верховный? Может быть все же нет? Или все же, да? На очередном круге вопросов, комната из статического положения медленно поплыла каруселью, заставляя отвлечься на собственное состояние, смешно моргая, подобно героям мультиков. - И ему явно не очень хорошо...
Кажется, он упал в обморок. Или потерял сознание. В любом случае тело его упало на пол, а дух. Что ж, это определенно был сон, или воспоминание внутри сна. Что-то вроде этого. Потому как если попасть в прошлое и встретить самого себя, то произойдет непоправимое. А так как ничего не произошло, то тогда это сон. Иллюзия того самого зала, где все произошло. Они сидели на каменных ступенях, переживая то, чего не было и смотрели друг на друга полными удивления глазами. Еще минуту назад им казалось, что они только только подошли к часам, с намерением вставить ключ в скважину и вот уже они знают все, что (не)произошло за дверью.
А мы могли бы... ну... знаешь, попробовать снова...
Он внимательно наблюдал за Квентином, улавливая мимику на его лице и нервные жесты. Это было странно. Нет, ситуация в целом, а не данный факт неловкости со стороны Колдватера. Если хорошо подумать, они уже прошли все возможные стадии даже до того, как прожили вместе пол века. Но тот все еще, или вернее сказать, всегда, казалось, чувствовал себя неловко. Хмыканье второго Эллиота, воспоминание о нем самом, разрушило повисшую тишину.
Мы, с тобой? - эмоции на своем же лице кажутся чужими и то только потому, что Вог знает - они не настоящие.
Что ты делаешь? - спросил он вслух, привлекая к себе внимание, без последующего удивления "Точно сон". Только ты можешь все вот так разрушить!
Он начинал злится. По двум причинам. Одна из них - он сам. Он испугался и побежал, как делал это всегда до и наверняка будет делать это после. Вторая - потому что разговаривая с самим собой во сне - прошлого не исправишь. Даже если попытаешься. Даже если сядешь перед другим человеком на колени и попросишь прощения.  Кью, прости, я испугался. А когда мне страшно, я бегу. Он должен был это сказать. Сразу после того, как ляпнул ту глупость про то, что ничего не получится, как сейчас, держа чужое лицо в руках. А может и стоит? Может еще не поздно?
Нет, так не правильно, - он вскочил на ноги, под недоумевающий взгляд Q-воспоминания. Не здесь и не так. Давай, Эллиот, проснись. Вставай. У тебя есть срочное дело. Проснись!
Он подскочил на кровати от собственного крика, оставшегося во сне. Надо заметить, что акустика там была на много лучше, чем в реальности. Первым, что его встретило, были взгляды слуг. Я же не сплю, нет? Только получив подтверждение, что нет, не спит, парень встал, как будто ничего не было. Отлично. У меня есть дела. Я занят для всех. Если внезапно... ммм... внезапно встретите Квентина раньше меня, скажите, что я его ищу. Все свободны!
Уже не слушая, что ему говорят, он выбежал из спальни, где в общем-то провел последние несколько дней. Все, кто попадался на пути, получали короткое. Потом. И оставались все там же, позади. У него была цель и он упорно к ней шел, почти бежал.
Колдватер нашелся спустя какой-то час поисков и вполне возможно только потому, что они действительно где-то разминулись. И надо сказать, что чем дольше Эллиот искал, тем активнее росла неуверенность в том, что он делает. Но ведь, что у трезвого на уме..? А он определенно был не очень трезв. Что вырисовывалось в еще одну причину для того, чтобы не... Но все же, живой, целый и безусловно материальный Квентин оказал на эти мысли вполне себе эффект отменяющего заклинания. проще говоря, все отговорки сдуло из головы, ровно, как и все слова.
Я искал тебя... делая шаг навстречу, произнес Эллиот так, словно одноклассник от него куда-то сбежит. Хотел извиниться, за то... за те слова. Еще несколько шагов. Интересно, считается ли это заговариванием зубов или все же оттягиванием неизбежного? Он не знал. Знал, что ему просто физически необходимо оказаться ближе. Знаешь, я ведь на самом деле тот еще трус. И с этим трудно что-либо поделать. Он положил руки на чужие плечи. Надо же, а во сне было как-то проще. Там он с легкостью мог делать все, что хочет. Действительно хочет. Q, прости, я испугался. А когда я боюсь, то сбегаю, делая вид, что так и надо. Возможно, следовало начать как-то иначе. Пояснить вообще, о чем он говорит. Но... да, в голове все всегда звучит лучше. Да посрать на слова... К тому же, трудно говорить, когда целуешь кого-то. Кого-то, кого хочешь целовать, а потом не отпускать никуда, оставить рядом навсегда. Но у них так не бывает. Магия и ее Броуновское движение, чтоб им тут же на месте, - еще через минут пять поцелуев, просто потому что у них никогда не бывает просто, - провалиться на месте.

[AVA]https://i.pinimg.com/originals/46/c4/c2/46c4c2727a0dad207964a2ab25dd3cb9.gif[/AVA][NIC]Eliot Waugh[/NIC][SGN]     [/SGN][case]<hr><center><b>Э</b>лиот, 24 года<hr><small><b>The Magicians</b></small></center> <hr><center><small>⊗ <b>раса:</b> человек;</small><br><small>⊗ <b>место обитания:</b> кампус;</small><br><small>⊗ <b>деятельность:</b> верховный король филлори;</small><br> <small>⊗ <b>всё сложно с</b> персиками, сливами, выпивкой и ... .<br></small></center><hr>[/case][STA]«Magic comes from pain»[/STA]

0

5

- Да что ты говоришь, - непонятно конкретно на что реагируя, фыркнул Рид. Толи на слова про кофе, толи на то, что они друг другу не враги. Пожалуй, на все и сразу. У андроидов совершенная логика, так говорили люди, считая что раз те компьютеры на ножках – значит их человеческие качества возведены в абсолют. Вот только это нихера было не правдой, ибо эти самые, кто говорил, забывали, что логика человека отличается от логики машины. Поэтому слушать Марку с каждым новым словом становилось все труднее. В общем, в понимании Рида все эти заумные законы робототехники, придуманные тысячу лет назад неким автором на две буквы А – были полной брехней и не имели права на существования, как и анероиды в общем целом. Да, от них была польза, можно было прикрыться в перестрелке, как щитом, а потом получить замену и так по кругу, но как-то много уж денег налогоплательщиков на это все уходило.
- Кажется, - делая очередной глоток кофе, так же язвительно, а это он умел на много лучше, чем какая-то жестянка, которая минут пять назад осознала, что у нее есть такое понятие, как чувство, откликнулся Гэвин, - мне сказали, что это ты у нас такой весь из себя идеальный, знаешь куда больше чем я. И нет, я ее не взял, потому что трясти папкой с секретным расследованием под носом у толпы народа, будет только дурак. И да, не говори мне, что вся твоя братия знаем об этом деле. В чем оно бы там не заключалось.
Рид понимал, что стоя так под часами на Кэпитал и препираясь, они теряют время. Причем не только свое, но и чужое. Да, детектив был упертым, саркастичным мудаком, но так же был и полицейским, а долг полицейского предотвратить очередное убийство. Вот поэтому он развернулся и пошел в сторону машины. Чтобы не дать тому ублюдку, которого он обязательно поймает и засадит за решетку, время на то, чтобы убить кого-нибудь еще. Пускай тот и убивал андроидов, пока что. И это "пока что" было именно тем ключевым элементом, который теперь висел над славной, пускай и взъерошенной, головой Рида.
- Идем. Раз уж ни ты, ни я не знаем, что происходит, разберемся в более…. Теплой остановке. По крайней мере там, где ничего не дует, не грозит залить дождем и где не шарится так много людей.
Очередная мысль, зудящая о том, что дело это – полная жопа, снова обрела визуализацию в его голове. Сейчас она слоником в балетной пачке танцевала в его голове, очень тонко намекая, где они оказались. Они, потому что, ну да, Рид был не самым лучшим вариантом в напарники для пластмассовых задниц. Ровно, как и они для него. Про все детали, которых не было, Гэв вообще не думал просто потому, что тогда картина становилась одним сплошным квадратом малевича. Ну такой, черный на белом фоне.
Мужчина сел в машину и водрузил кофе в подстаканник. Услужливо, на сколько это вообще возможно, он подождал пока сядет Маркус и тронулся с места. И надо сказать во время, ибо у какого-то ретивого инспектора, появилась мысль оштрафовать его за парковку в неправильном месте. О том, где вообще стоит его машина, Рид вообще не задумывался, ибо обычно он бросал ее рядом с местом преступления, где обычно было не протолкнутся от толп СМИ, ограждений и других машин. Рядом с участком, где была для этого специальная парковка. Либо дома в гараже. Да, на удивление, Гэвин мог позволить себе небольшой домик в пригороде, так же именуемым именем какого-то большого пупа земли, с выходом к небольшому прудику и парку на той стороне. Как ни крути прекрасное место. Если ты примерный семьянин с женой и детишками, коим Рид не был и пожалуй, не будет никогда. И дело не в его характере, в конце концов найти себе жену, которая будет его выносить, дело не такое сложное. Нет, Рид просто не хотел себя обременять чем-то помимо карьеры, которая стала для него и женой и любовницей. Что до секса, то тут было все намного проще. Плати бабло - получай, что хочешь. И не надо заморачиваться на тему вина, цветов, конфет и прочего. Такой расклад вещей детектива полностью устраивал, поэтому и менять его он не собирался.
Видимо поэтому, когда их транспорт остановился на подъездной дорожке, а парочка оказалось внутри дома, то обстановка была соответствующей. Рид не обременял себя порядком, ровно, как и мебелью. На самом деле, дом вообще был подарком от Элайджы на какой-то там юбилей и хоть задним числом Гэвин понимал, что такой подарок не стоит принимать хотя бы потому, что брат просто так ничего не дарит, но не смог отказать. Да, один из многочисленных взглядов Камски иногда действовал на него бескомпромиссно и брат этим пользовался. Так что, если кто и ожидал, что Рид живет в халупе типичного сельского дома, тот ошибался. Дом был построен из бетона и стекла и чем-то даже напоминал тот, где жил сам Элайджа с той лишь разницей, что размеров был скромнее и стекол в нем было больше. А еще огромная входная дверь, которая за ними закрылось, стоило риду скинуть куртку в кучу сестер у входа. Да, да при входе не стояло даже вешалки.
- Будь, как дома, - усмехнулся Рид. - Хотя, мне кажется это не составит для тебя труда.
Та самая папка, о которой они говорили, уже была в руках Рида, поэтому следующим что полетело на пол были ботинки. Сам же хозяин дома пошел в сторону кабинета. И тут его гостя, наверное, ждал сюрприз. Кабинет был единственным помещение во всем здании, которое выглядело так, как подобают комнате, в которой живут.
Рид принялся снимать с многочисленных досок файлы старого дела и складывать их в облако. Никто еже не пользовался бумагой, поэтому все данные воспроизводились на электронных досках и перемещать их буквально можно было велением пальца. Для андроида - велением мысли. Кое-как убрав все старое и освободив второй стул, Рид уселся за стол, открывая наконец то, ради чего они собрались.
- Неужели, вы реально не заметили, что кто-то убивает ваших... опять? - перебирая фотографии с разобранными на запчасти роботами, поинтересовался Рид у Маркуса. По его мнению цифровое сообщество должно было быть хоть как-то связано между собой, пускай даже они и якобы обладали собственным сознанием. Не обладали. В этом Рид не сомневался. Это было лишь очередным набором кода в их программе, который был заложен туда братом. В котором Гэвин тоже не сомневался.
Закончив с фотографиями и листом отчета, одним, что забавно, Рид помахал папкой в воздухе, показывая, что это все. Ну или так казалось на первый взгляд, ибо при очередном встряхивании что-то отвалилось от картона и упало на пол, где-то у ног андроида.

[NIC]Gavin Reed[/NIC][STA]Ambitious and unapologetically arrogant.[/STA][AVA]https://i.imgur.com/DIfLZYI.png[/AVA][SGN]     [/SGN][case]<hr><center><b>Г</b>эвин <b>Р</b>ид,  36 лет<hr><small><b>Detroit: Become Human</b></small></center> <hr><center><small>⊗ <b>раса:</b>человек;</small><br><small>⊗ <b>место обитания:</b> Детроит;</small><br><small>⊗ <b>деятельность:</b> детектив полиции;</small><br> <small>⊗ <b>хэйчу все,</b> что движется, кроме... .<br></small></center><hr>[/case]

0

6

Оказалось, что разговоры это самый быстрый и легкий способ отвлечься от боли во всем теле. По крайней мере, в тот момент это помогало самому Леону, который какое-то время наблюдал за тем, как Мюллер все-таки убирает пистолет и вроде как не собирается его убивать. Вроде как. Кеннеди все еще помнил, как парень среагировал на его вспышку гнева, когда американец решил, во что бы то ни стало, узнать у Биркин, где находится Симмонс. Надо сказать, что тогда во всем происходящем был небольшой косяк и самого Леона. Но факт остается фактом, Джейк тогда среагировал так, как должен был реагировать сам агент в данной ситуации. Помниться в тот момент в голову пришла мысль о том, что это хорошо. В смысле, что Шерри нашла себе кого-то, кто не бросит ее и не побежит прочь. Не считая того факта, что сама девушка была старше этого парня, но в настоящем мире это уже было не важно. Возможно, просто сам американец, был слишком старомоден на этот счет.
- А, ты про Криса, - снова зависнув, размышляя над словами парня, подал голос Леон. Пожалуй, Редфилд был единственным, кто подходил под определение «всех спасу, один останусь». А вот спорить о том, что об их суперсекретной организации знает вся школа, Кеннеди не стал. У Мюллера, который, в общем-то, вырос в Европе, - не самой удачной ее части, если быть до конца честным, - был свой взгляд, как на Америку в целом, так и на конкретные ее порождения в частности. Он уже начинал привыкать к тому, что попадая в новую страну и встречаясь с новыми людьми, все они реагируют на него по общему впечатлению, которое складывалось посредством местных СМИ, и дальше было два пути: либо Леону удавалось поменять мнение о себе, либо нет. И на самом деле, на его пути встречалось не так уж много людей, мнение которых он хотел бы изменить. И если дальше им предстояло работать вдвоем, то американец уж постарается, как-нибудь, ужиться с парнем. В конце концов, с его отцом он как-то уживался, пускай и недолго, в стенах подводной лаборатории. И надо сказать, что Мюллер все-таки, не был похож на папочку. Характером.

Страх. Если так подумать, то страх это самое липкое и приставучее чувство, которое захватывает тебя полностью. Не зря в одном популярном кино говорили о том, что страх ведет на темную сторону. И именно это чувство медленно рождалось в душе. Чем больше минут проходило в тумане, тем сильнее шевелился этот клубок на дне самого существования. И какая ирония, глядя на то, как из пулевого ранения монстра, на землю льется что-то вязкое и кислотное, я подумал, что мои мысли обрели реальное воплощение. Вот только, это было не совсем так.

- Знаешь, чем больше живешь и видишь, тем сильнее понимаешь, что нихера не знаешь! – только развел руками Леон. Он подобного тоже не видел. Хотя слышал все от того же Криса, что вирус Предок представляет собой нечто такое. Вот только, по словам вояки там еще были черви, много-много червеподобных хреней, которые нападали на тебя отдельно от тела. У данного существа такого не наблюдалось, поэтому американец решил не особо останавливаться на данной мысли, совершая маневр в сторону, чтобы его не забрызгало жидкостью непонятного происхождения. Только глядя на то, как эта «кровь» разъедает асфальт, агент поймал себя на мысли, что лучше бы они не шумели. Кто знает, кто там ждет их в тумане. Но уже было как-то поздно.
- Ну, это явно не ксеноморф, поэтому не знаю, - в очередной раз почти сознаваясь в своей никчемности, откликнулся Кеннеди. – Помнишь, я знаю не больше твоего. К тому же, ни в одной статье не говорилось, что жителей сожрали. Хотя это вполне может быть какой-нибудь последний оплот Нео Амбреллы. Кто их знает.
Понимая, что стрелять бесполезно и скорее смутно ощущая, что им пора ретироваться,  американец схватил парня за руку и потянул от места их импровизированной стоянки прочь. Да, он просто тупо побежал в туман, не забывая крепко держать чужую руку в своих пальцах. Почему-то казалось, что если он отпустит Мюллера, то больше они друг друга не найдут. Вообще. Но возможно это было не такой уж хорошей идеей, потому что если побежал, то следует хотя бы знать, куда ты бежишь. А бежали они скорее по какой-то улице, свернув с центральной в какой-то проулок и выскочив между жилыми домами. Кто бы не проектировал этот город, он явно не смыслил в том, где и как все должно располагаться. А может быть Кеннеди просто поехал умом. Об этом так же свидетельствовал звук трещащего радио у него в голове, а может быть он был и не в голове?
- Ты слышишь? - на всякий случай уточник мужчина у парня, не вдаваясь в подробности того, что он должен был слышать. Они остановились во двер какого-то дома, где еще вчера вполне себе спокойно могли играть детишки, качаясь на качелях, а сейчас сидушка двигалась исключительно из-за отсутствующего ветра, бегать собаки и жарить барбекю родители. в общем, типичный такой домик из пригорода одного из штатов великой и могучей. Если бы не туман и полное отсутствие жизни как таковой. Того монстра, что они встретили ранее, Леон за жизнь не считал, ровно как и зомби и всех БОО. Даже Вескера иногда он живым не считал.
- Вернее, что конкретно ты слышишь, - понимая, что вокруг как-то слишком уж тихо, уточнил Кеннеди, глядя на парня. Можно было и по сторонам поглазеть, но почему-то мужчина этого не делал. Тот самый клубок страха на подкорке сознания мешал ему, как будто обернись и все вокруг... исчезнет? изменится, сменившись картиной не особо приятной для глаз. Решая, что пока что они в относительной безопасности, Кеннеди все же сделал над собой усилие и сократив расстояние до деревяшки, которая болталась на цепях, сел на качели.
- Пока нас все же не пытаются убить, уточню кое-что. Хоть это и прозвучит, наверное, как безумие. Я приехал сюда не из-за Шерри. Точнее не совсем из-за нее. Уже какое-то время мне сняться сны. Кошмары и, кажется, я хожу во сне, что не точно. - Кеннеди взъерошил волосы на голове, а потом тряхнул ей, возвращая челку на свое положенное ей место. - В общем, эти сны, привели меня в этот город. Они как будто воспоминания или не знаю, видения? Называй как хочешь. Все, что я понял - только то, что я должен приехать в город, который зовется - Сайлент Хилл.
Давая Мюллеру время на то, чтобы осмыслить такой сбивчивый и ничерта не проясняющий монолог, Леон начал почесывать запястье и размышлять о том, что наверное не стоит уточнять, что название города было написано в его ванной, прямо на кафеле, субстанцией, которая отдаленно напоминала ту, которая еще недавно прожгла асфальт. Такая же черная и вязкая, она хотя бы не прожгла дыру в соседний номер. а позже, уже дома, в соседнюю комнату, которую сам американец использовал, как кладовую.
- Я не поехал сюда сразу просто потому, что ехать хрен знает куда, без подготовки - глупо. Некоторое время я искал информацию, любую о том, что такое Сайлент Хилл и как его найти. В основном, в статьях говорилось о пожарах, шахте и всяком таком. Ничего примечательного. И чем больше я капал, тем сильнее чувствовал, что я на правильном пути. И пару дней назад мне позвонила моя помощница. Они и рассказала о том, что Шерри пропала. Она назвала координаты, примерные, где это произошло иии, оказалось, что они совпадают с координатами города.
Все это походило на какие-то оправдания и задним чувством это понимал и сам Кеннеди. Он почесал нос, а потом покачал головой, понимая, что Мюллеру в общем-то должно быть и не особо интересно все это слушать.
- Я не знаю, зачем все это сказал. Просто подумал, что лучше сказать сразу и честно. На самом деле, я вообще не знаю, зачем здесь. То есть спасти Шерри, пожалуй, это хорошая причина. Но... в какой-то момент я подумал, что возможно, возможно, это даст мне хоть какие-то ответы о моем прошлом. Знаешь ли, это трудно жить, не зная кто тебя родил и где ты прожил лет пять своего детства. А когда пошли эти кошмары мне показалось, что я начинаю вспоминать. Возможно, не стоило...
Кеннеди замолчал, оборвавшись на полуслове. Кажется, он сболтнул лишнего, но теперь было уже поздно. Заставить забыть Мюллера о всем сказанном он уже не мог. Да и,кажется, не хотел. Отличительная черта человека состояла в том, что если что-то тревожит то всегда проще выговорится кому-то совершенно незнакомому. Какая разница кому, если тебя вряд ли осудят, да и не встретитесь вы уже больше. Конечно, никто не мог дать гарантии о том, что они больше не пересекутся, да и папочка года хотел видеть свое чадо, но то, что они с Джейком даже не друзья имело вес в этом вопросе.
Помусолив свое и без того шаткое сознание еще некоторое время, Кеннеди достал Карту, изучая местность. У них было несколько возможной куда пойти. Взять хотя бы здание городского совета или архив, где могли бы бить данные о том, что именно могло привлечь внимание Шерри. Но интуиция Леона звала его совершенно в другие места. И только то, что они теперь вроде как команда, не давало американцу сорваться с места. Мужчина ткнул пальцем в карту, привлекая внимание Джейка.
- Мы здесь. Архив - здесь, а здание городского совета - тут. - Он водил пальцем по карте, показывая места и примерное расстояние от них, до точек. - Не уверен, что могло привлечь внимание агента здесь. Разве что... шахта, которая здесь? Как думаешь? Ты с ней в поле провел больше времени, чем я.
Кеннеди вопросительно посмотрел в лицо Мюллера. В этом была правда. Да, он знал Биркин, но только скорее, как маленькую девочку, которую надо оберегать. Но не как полевого агента, который на деле может оказаться, думает не так, как в повседневной жизни.

0

7

Вескер только краем уха слушал, что там внизу говорит Леон. Было бы глупо считать, что тот будет молчать, принимая свою судьбу, которую для него уготовили другие. Вообще, все, кто находился вокруг демиурга, считали своим долгов высказать свое мнения, которое никто не спрашивал, не задумываясь о том, почему их не спросили. А Альберт просто сам прекрасно знал, что и почему надо делать, чтобы получить желаемое. Сейчас он был настроен узнать, как американец выжил в снегу на склоне горы, поэтому и условия были соответствующие. Как стало известно ранее, толща воды явно поглощала способности паразита, - пока что так звал нечто сам Вескер, - влиять на организм своего носителя. Поэтому просто сидеть и ждать пока он вылезет от укола Рувика, было бессмысленно. Нужно было что-то, что ускорит процесс и повысит градус опасности для самого Леона. Поэтому, ученый решил в очередной раз стравить американца с одним из его самых главных кошмаров. По крайней мере, это было логично, так как кроме разного рода Тиранов, не существовало более смертоносных видов БОО. Крупных тварей вроде троллей и им подобных титанов он в расчет не брал. Те просто не поместиться в его лаборатории, да и мороки с ними много. Можно было заняться этим самому, но данный эксперимент он так же решил отложить на потом. Пока что в планы Вескера не входило показывать Кеннеди сой истинный - божественный облик.
- Я и не смеюсь, - почти не замечая, ученый откликнулся на один из последних возгласов агента, который играл в догонялки со своим преследователем. И это начинало постепенно надоедать. Если дело так и продолжится, то никто ничего не узнает. Подперев голову одной рукой, другой мужчина перебрал несколько кнопок на приборной панели. Это было не совсем честно, но об этом они даже не договаривались. Поэтому беготня американца от одного Тирана закончилась тем, что ему прилетело от другого, который выбрался из своего кокона на арену в другой стороне от парочки в помещении и, сократив расстояние, впечатал Кеннеди в стену.
А вот то, что произошло дальше не смог уловить даже мозг божественного ученого. Сейчас, он ясно видел, что еще удар и Кеннеди покинет этот бренный вид. А в следующий момент, бронебойное стекло его наблюдательной кабины вибрирует от крика. Не будь Вескер сверхчеловеком, то пожалуй даже его волосы начали бы нервно шевелится на затылке от осознания того, что это крик Тирана, которого разрывают изнутри. И это самое, пожалуй, невероятное. Альберт не увидел, КАК это произошло. Ему пришлось закрыть глаза, просто потому что стекло лопнуло, разлетаясь по площадке вокруг, и иногда даже оставаясь в коже самого наблюдающего. А когда взгляд ученого снова сфокусировался на Кеннеди, то уже все закончилось.
Альберт спрыгнул через образовавшийся проем вниз, приземляясь на бетонный пол и сокращая расстояние до американца. Тот снова лежал в отрубе, а вокруг него валялись останки того, что ранее было Тиранами. При этом, кажется, они все еще были живы. Как будто что-то заставило их вывернуться наружу и теперь они лежали внутренностями наружу, обмотанные собственными органами.
- Это уже интересно, - ученый подцепил краем ботинка нечто, и оно действительно пошевелилось, а потом еще, пока откуда-то изнутри не послышался все тот же крик, только теперь заглушенный в несколько раз. – Очень интересно.
Беглый осмотр Кеннеди же не выявил ничего нового. Да, вены снова появились на его груди, но пока Альберт возвращал агента в спальню, они исчезли, растворившись под кожей. Это слегка напоминало то, как если бы что-то хотело вылезти извне тела американца, а теперь вновь всасывалось внутрь. И что же, они имели теперь? Ученый потерял двух Тиранов, которые хоть и были живы, но сейчас мало что могли сделать и это вероятнее всего сделал Леон. Вопросов стало больше, а отсутствие хоть каких-то ответов начинало рождать в Вескере давно утраченное чувство разочарования и неуверенности в себе.
- В конце концов, - подвел своим размышлениям итог ученый. – Я либо выясню, что ты такое и сделаю своим. Либо избавлюсь, как от потенциально опасности. Хотя, это будет пожалуй, невосполнимая потеря.
Альберт сделал шаг к выходу, когда его руку поймали. Ровно так же, как и ранее до этого. На этот раз, ученый изогнул бровь, но совершать каких-то силовых действий не собирался. Чужие глаза смотрели на него, но было в них что-то… чужое. Возможно, так думали все, кто хотя бы раз смотрел в глаза самому демиургу.

0

8

https://i.pinimg.com/564x/d4/3b/bf/d43bbf1f425a06d3307eed79e368e989.jpg
~ 2WEI - Gangsta's Paradise ~

Во всех сказках, вот буквально во всех и буквально всегда, любовь к бабам и золотишку – особенно к золотишку, - приписывается драконам.  Но будь писатели-бумагоморатели более умными, то поняли бы свою ошибку. На самом деле, любители золотишка, - помимо пиратов и всяких людей, не особо чистых на руку,  - были русалками. Ну, или мы с братом, являлись такой особенной разновидностью, которая любила золото. Хотя, постойте-ка, весь наш род так или иначе лип на всякое барахло и не важно – сверкало оно или нет. Любители экзотики всех форм и размеров! И да, я уже совсем не о золоте, но об этом, как-нибудь потом, ибо заканчивая свою мысль о нем, хочу сказать, что, наверное после того случая, мы его любить перестали. Или не совсем?
Ладно, сами посудите, что делает человек, - в данном случае пускай он и имеет длинный хвост и ходит не по суше, а плавает в воде, -  увидев перед собой дорогу, буквально выстеленную монетами? Правильно, он идет вдоль нее, прикарманивая все, что плохо лежит. Ведь пока это ничье, то это твое. Хотя мне всегда больше нравился другой девиз: Трофеи - победителю, ну или как-то так.  На самом деле, золото было не уникальной находкой на дне морском, учитывая с какой остервенелостью люди, топили свои корабли, битком набитые именно этим сплавом, а так же драгоценностями и прочим. Более того, можно сказать, что если бы не течения и прочие природные факторы, то дно давно уже было усыпано ровным слоем гремящих монет. Именно поэтому ни у меня, ни у брата, никогда не вызывало проблем обзавестись самым главным аргументом в общении с людьми. Вот и сейчас, решив, что казну неплохо бы пополнить, я плыл вдоль «речки» из монет и прочего драгоценного барахла, складывая в сумку все, что могло послужить хорошим подспорьем в наших начинаниях. Увлеченный, таким интересным занятием, я даже не заметил, что не один. Или же я просто подсознательно чувствовал, что это брат, поэтому даже не вздрогнул, когда чужой хвостовой плавник обвился вокруг моего, а руки обняли за плечи.
- Я думал ты проспишь несколько часов, - изгибая одну бровь и чеша Вара за ухом свободной рукой, почти удивился я. Пальцы еще ощущали следы от веревок на его руках, когда я перехватил его запястья. Обманчиво худые и изящные. Впрочем, как и он сам.
"Ты хотел, чтобы я проспал несколько часов," он рассмеялся, отплывая на ту сторону золотой реки, - "но ты плохо старался." Его взгляд упал на монеты и он нахмурился. В общем-то, его реакция была такой же, как у меня, с той лишь разницей, что Вар не торопился рассмотреть поближе свалившиеся с поверхности богатства. "Что это? Не видел по пути ни одного обломка. К тому же... " Его мыслям не суждено было обратиться в жесты, ибо их последовательность прервал прилетевший в голову кусок... запеченный кабаний окорок, все еще перевязанный веревкой. И это надо сказать было удивительно. То есть... ну где вы видели просто так плавающий под водой кабаний окорок? То-то и оно, что нигде.
- Варульве! От следующего куска мяса, брат уклонился благодаря этому оклику и далее, решив более не стоять на пути от внезапно невесть откуда взявшейся еды, отплыл еще дальше. За свою жизнь, мы привыкли видеть многое, и знаний этих хватит, наверное, на несколько томов, соразмерных пиратскому кодексу, который таскает с собой капитан, кажется, Тиг. Но до этого, человеческие, - а я не сомневался, что все это «богатство» принадлежит именно людям, - закидоны доходили до этого. То есть, даже жертвоприношения и то, что они периодически едят друг друга, не казалось мне настолько удивительным, как это. Зачем бросать еду.., приготовленную еду, в воду? Находясь примерно на моей орбите восприятия мира, брат указал дальше, вверх по реке, с намеком, а не проверить ли? Получив в ответ, что да, проверим, только осторожно, Вар поплыл вперед.
Река оказалась достаточно длинной и чем дальше мы продвигались, тем разнообразнее были «подношения морю». Золото поблескивало во тьме, когда на него попадал свет от русалочьего хвоста, в свою очередь, оставляя блики на чешуе. Складывалось ощущение, что этот поток медленно поглощает и нас и океан вокруг.  И от этого становилось не то чтобы спокойнее.  Заканчивалось же все это безобразие "парящим" островом. Нет, конечно же земля не летала над океаном, просто воздушные камеры, разбросанные по его дну, не давали куску земли утонуть, а может еще какие волшебные силы, приложили к этому руку, но факт оставался фактом - остров "парил" по бескрайнему простору океана и держался за дно только тонкими выступами породы, которая становилась все тоньше со временем. Думаю, что еще несколько сотен лет назад, выступы эти были похожи на колонны, теперь же скорее не ветви деревьев. И почти в самом центре переплетений этих стволов располагался водоворот, из которого во все стороны вылетали дары человеков. Я все еще мало верил в то, что острава срут, буквально, золотом. Кстати об этом...
- Ты вообще помнишь здесь остров? - поинтересовался я у брата, когда мы оказались достаточно близко от водоворота. Поток воды был достаточно сильным для того, чтобы смывать, сбрасываемые в него богатства, но недостаточно чтобы помешать нам через него проплыть. Вар пожал плечами.
"Возможно, он скрыт магией или чем-то похожим, ведь если так подумать, то кроме сокровищ, мы не видели ни одного затонувшего корабля, а значит и люди здесь не особо плавают."
- Логично, - мне действительно мало что было возразить, поэтому только кивнув, я отпустил камень, за который держался, - Ну что, посмотрим, кто так любит помусорить?
Варульвен только рассмеялся. Вечно осторожный, сейчас он рвался вперед быстрее меня и стоило бы наверное спросить почему, но я не спешил. странно, после всех этих лет, видеть брата почти живым. Почему именно живым? Ну просто потому, что иногда мне казалось, что он просто существует. Ест, пьет, плавает, дышит, но все это скорее делалось неосознанно и для того, чтобы оставаться на этом свете. Сейчас же, он плыл в поток, между монет, еды и прочего и улыбался, периодически отмахиваясь хвостом от кусков, которые норовили влететь в него. Я только плыл следом, любуясь и улыбаясь в ответ.
Шум потока воды становился все громче, но даже через него, вскоре, можно было услышать шум или скорее гул голосов, который напоминал какие-то ритуальные песни, сопровождающиеся топаньем ног.
- Как интересно, - как можно громче, произнес я, привлекая внимание того, кто и скидывал всю поживу в колодец, а именно из него мы с братом выплыли и теперь сидели на его бортике. Люди, танцующие и веселящиеся чуть поодаль уже видели нас, и кажется их удивление, было не меньше чем наше. Правда Вар сидел с полным отсутствием каких-либо эмоций на лице, перебирая свои длинные волосы от еды, что все-таки умудрилась в них попасть. И делал он это с таким видом, как будто был каким-то потревоженным Богом, не меньше. Кое-как сдерживая смех, я заставил себя оставаться спокойным, повторив - Очень... интересно.

0

9

- {}-

The men up there don't like a lot of blabber
They think a girl who gossips is a bore
Yes, on land it's much preferred
For ladies not to say a word
And after all, dear
What is idle prattle for?
Come on
They're not all that impressed with conversation
True gentlemen avoid it when they can
But they dote and swoon and fawn
On a lady who's withdrawn
It's she who holds her tongue
Who gets her man

На самом деле, брат не страдал излишней скромностью и отошел от человека скорее по старой привычке. К тому же и слепому стало бы понятно, что тот был далек от того состояния, чтобы пялится на чужое обнаженное тело. Да-да, поверьте мне, там было на что посмотреть и что потрогать, уж я-то знаю.

0

10

What have you done? // Is this what you wanted?
What have you become? // Your soul's now forsaken
You're walking alone // From heaven into hell

Он и подумать не мог, что этот парень прилипнет к нему, как банный лист, пытаясь всячески толкнуть в коридоре и тому подобное. Иногда, это походило на то, как малолетние школьники дергают за косички девочек, которые им нравятся. И вот тут была загвоздка. Они уже давно не были школьниками, и это начинало раздражать. Но Аллан держался. Неделю, другую. Он знал, что не может просто так поддаться эмоциям, потому что, как говорил один зеленый коротышка в кино – эмоции в итоге ведут на темную сторону. В его случае темной стороной стал – Азазель. О, да, за прошедший год, мироздание внутри головы Грея изменилось, кардинально. И причиной тому были, как и всегда случается с людьми, благие побуждения. Все же, работа, которую ему подкинул Мартинез оказалась… интересной? Грей не знал, как ее описать, ибо то, что происходило в течении последних нескольких месяцев напоминало реальную охоту на ведьм. Вот только еще в самом начале, когда целый месяц не дал результатов, они решили, - после долгих разговоров и пререканий в голове, - что Азазелю, да тому самому Азазелю, который взломал правительственные сервера и не обладал никакой мало-мальски человеческой совестью, должен вернуться. Их снова должно было стать двое: Аллан – мальчишка, который боялся каждого шороха, и Азазель – существо, полностью оправдывающее свое имя. Грей посчитал, что он вырос достаточно для того, чтобы его контролировать, как оказалось – ничерта. Чем дальше они охотились, по крупицам кода вычисляя цель – тем сильнее и более неуправляемым становился Азазель. Как остановить гончую, взявшую след? Пристрелить? Или же обмануть? Грей и Мартинез решили пойти по второму пути и в какой-то момент – получилось. Но у Аллана не осталось ни физических, ни уж тем более моральных сил возвращать все к тому виду, когда голосов в его голове было четыре. Он оставил все, как есть и теперь, каждый раз делая вид, что ему все равно, жалел об этом. А этот Джанго сам не понимал, с каким огнем он играет. Мальчишка со спичкой, стоящий в сарае, облитом бензином. Что может быть взрывоопаснее?
Аллан привык, что иногда он просыпается не в своей кровати, при его «складе ума» и прочих проблемах, это было делом само собой разумеющимся. Но в то утро, он проснулся у своего компьютера, - что было не критично, - а вот то, что он увидел на экране ПК, когда тот вышел из спящего режима, уже да и это заставило парня сначала замереть, а потом двумя нажатиями стереть бесконечный, почти что, поток текста. И если со стороны, это скорее казалось результатом сна на клавиатуре в виде непонятного набора символов, то Грей четко и ясно видел «между строк» и «букв» послание.
Доброе утро…
Когда будильник прозвонил снова, минут через десять, Грей сначала вздрогнул, а потом все же выключил его и поплелся собираться в универ, надеясь на то, что без происшествий сможет вернуться домой и уладить проблему, которую стоило бы решить еще тогда, когда слов компьютер и программный код, парень еще даже не знал. О Джанго и его выходках Аллан еще не забыл, но надеялся, что ему удастся избегать парня хотя бы один день. И у него это прекрасно получалось ровно до того момента, как жизнь сказала: «Hold my bear» -  и столкнула их в коридоре. Кто из них двоих был удивлен больше, Грей не задумывался, да и не смог бы. И дело было не в том, что его впечатали в стену сильным толчком, а в том, что в следующий миг его пальцы, - без желания на то Аллана, - сомкнулись на чужом запястье и Джанго влетел в стену рядом. Только до конца осознав, почему он видит это с какой-то слишком далекой стороны, хакер понял, что это было последним ударом по цепям, которыми он так тщательно сковал сундук, в который они сунули ЕГО. И теперь ОН, разминая плечи и удерживая сокурсника за руку, управлял всем. Буквально.

***

From the ashes and hate // It's a cruel demon's fate
On the wings of darkness // He's returned to stay
There will be no escape // Cause he's fallen far from grace

Азазелю понадобилось время, чтобы привыкнуть. Просто привыкнуть чувствовать себя живым. Тело слушалось его прекрасно, а вот мысли путались, пытаясь восстановить персонально для него все происходящее. Чужую руку он поймал на автопилоте, оставив на потом решение того, что он с обладателем этой руки сделает. При этом избавится от этой хватки, пацан не смог бы при всем желании, так как силой Азазель обладал той самой, что досталась ему от Маркуса. Да, этому факту он был даже рад. Грей менялся. Нет, не физически, как показывают в фильмах, просто аура вокруг него, осанка и повадки разом отметали сомнения в том, что это уже не тот человек, который стоял перед тобой пару минут назад, а кто-то другой и если хорошо подумать - кто-то опасный.
- Я вернулся, - пробормотал он себе под нос, слушая свой голос и оценивая время, которое провел в ящике. Оказалось, не так много. Усмехнувшись, демон посмотрел на того, кого звали Джанго и впечатал его лицом  в стенку, заламывая многострадальную руку за чужую спину:
- Тебе не говорили, что не стоит лезть к тем, кто делает вид, что ты – никто? – Они стояли достаточно близко, чтобы Аз мог спокойно говорить этому человечку на ухо, телом ощущая чужое. Он не собирался ничего такого делать, но слишком давно не чувствовал кого-либо. Его выпустили только ради того, чтобы поймать какого-то там социопата, использующего сеть, как инструмент убийств. Он и согласился, оставаясь изолированным в комнате один на один с компьютером. Был там еще и Мартинез, но тот за человека не считался.  Вот только очередная помощь Грею, обернулось для него очередным же забвением. Впрочем, в иной ситуации, он бы даже разочаровался в этом мире окончательно. Поэтому сейчас демон просто наслаждался этими ощущениями, ведь все могло быть куда как хуже. Хакер провел носом за  ухом парня, вдыхая чужой запах и отмечая, что тот очень даже ничего.
- И я – не Экзорцист, - он не мог сказать, что он не Аллан Грей или чего-то в таком духе, так как тело и лицо всегда оставались одними и теми же, а вот след в сети… Азазель свободной рукой поддел чужой подбородок, поворачивая к себе лицо студента. Ему все еще было непривычно видеть наполовину, но приспосабливаться демон еще как умел. Он отметил, что мальчишка перед ним и на личико красив, а потом продолжил говорить с приторно милой, но жуткой улыбкой.
- Я – Азазаель. И коли твоих навыков хватило нагуглить тот ник, то и этот сможешь найти. – Грей отпустил своего обидчика и в театральном жесте отступил, разводя руки. – Детка, я вернулся. – Сделав еще пару шагов, он все же опустил их и добавил. - А как погуглишь, можешь искать меня в Вавилоне. Если осмелишься.
Сделал он это ровно тогда, когда людей вокруг стало собираться как-то слишком много. Но был тут и плюс, Грей смог скрыться в толпе и выйти из здания в поисках ларька. Курить ему хотелось почти так же сильно, как жить. Что ж, еще минут через пять, оба этих желания исполнились. Дальнейшие планы, включали в себя адаптацию и передвижения по городу, минуя Мартинеза да и заодно всех тех, кто знал Аллана и его маленькую тайну. Ну или думал, что знал. В любом случае Азазель находился в той степени счастья, при которой танцуешь на лестнице и кружишься вокруг оси, не замечая проезжей части. Про пацана он не забыл и более того понимал, что тот не отстанет. Но тут и крылась вся прелесть. Можно было поиграть, а потом…. Что потом, хакер решил решать по мере продвижения. Более того, стоило еще дождаться до чего Джанго додумается, да и посмеет ли прийти в клуб, полный геев всех мастей и видов… Да, определенно Азазеля ждала очень веселая игра.

[NIC]Azazeal[/NIC][STA]Hell is empty, All demons are here[/STA][AVA]https://i.imgur.com/58ChXyP.gif[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/5TBZ1dI.gif
[/SGN]

0


Вы здесь » Portas Inferi » Игры Кроссы » What kind of man...?